Стеноз митрального клапана можно ли наркоз

Следует поддерживать синусовый ритм (если он присутствовал до операции), не допускать тахикардии, значительного возрастания сердечного выброса, гипо- и гиперволемии.
При всех больших операциях, особенно сопровождающихся выраженными жидкостными сдвигами, показан полный гемодинамический мониторинг (прямое измерение АД, ДЛА). При тяжелом митральном стенозе передозировка инфузионных растворов может вызвать быстрое развитие отека легких. Показан тщательный мониторинг ДЛА. Выбор анестетиков и вспомогательных средств. Больные могут оказаться чрезвычайно чувствительными к вазодилатации, обусловленной спинномозговой и эпидуральной анестезией. При эпидуральной анестезии блокада симпатической нервной системы наступает постепенно, поэтому она предпочтительнее спинномозговой. Индукция анестезии кетамином проводится только в сочетании с другими анестетиками, поскольку препарат действует как симпатомиметик. Панкуроний вызывает тахикардию, поэтому его не используют или применяют с особой осторожностью. Опиоиды предпочтительнее, чем ингаляционные анестетики. Последние способны вызвать нежелательную вазодилатацию или спровоцировать возникновение АВ-ритма, сопровождающихся утратой предсердной подкачки. Из ингаляционных анестетиков самый подходящий — галотан; он снижает ЧСС, а также является самым слабым вазодилататором из препаратов этой группы. Закись азота следует использовать с осторожностью, так как у некоторых больных она может резко увеличить легочное сосудистое сопротивление.
Для устранения интраоперационной тахикардии анестезию углубляют опиоидами (исключение — меперидин), вводят эсмолол, дигоксин (если тахикардия развивается на фоне мерцательной аритмии). Верапамил не относится к препаратам выбора, поскольку вызывает нежелательную вазодилатацию. При тяжелой декомпенсации кровообращения, обусловленной внезапной наджелудочковой тахикардией, необходима кардиоверсия. Если есть показания к применению вазопрессоров, то фенилэфрин предпочтительнее эфедрина в силу того, что не стимулирует бета-адренорецепторы. Лечение острой артериальной гипертензии или снижение постнагрузки мощными вазодилататорами предпринимают только в условиях полного гемодинамического мониторинга.
Митральная недостаточность может развиться остро или постепенно — как следствие нескольких заболеваний. Причины хронической митральной недостаточности: ревматизм (часто сочетается с митральным стенозом); врожденная патология клапанного аппарата; дилатация, разрыв или кальциноз митрального кольца. Причины острой митральной недостаточности: ишемия или инфаркт миокарда (дисфункция папиллярных мышц, разрыв хорд), инфекционный эндокардит, травма грудной клетки.
Рекомендуется не допускать развития брадикардии (увеличивается продолжительность систолы) и острого повышения постнагрузки, которые усиливают регургитацию. В идеале ЧСС следует поддерживать в пределах 80-100/мин. При развернутой клинической картине заболевания рекомендуется мониторинг ДЛА. При интраоперационном снижении постнагрузки вазодилататорами необходим полный гемодинамический мониторинг.
При сохранной функции ЛЖ больные хорошо переносят анестезию, выполняемую практически любой методикой. Спинномозговая и эпидуральная анестезии переносятся хорошо при условии, что удается предупредить возникновение брадикардии. Применение ингаляционных анестетиков при среднетяжелой и тяжелой дисфункции ЛЖ влечет за собой опасность выраженной депрессии кровообращения. В этих случаях предпочтительно использовать методики анестезии на основе опиоидов, но при условии, что удается предупредить развитие брадикардии. Вероятно, целесообразно использовать методику анестезии на основе опиоида вместе с применением миорелаксанта панкурония.
Аортальный стеноз— наиболее распространенная причина обструкции выносящего тракта ЛЖ. Этиология аортального стеноза: врожденная патология, ревматизм, дегенеративные изменения. Аортальный стеноз обусловлен либо изменением числа створок клапана (чаще всего встречается двустворчатый аортальный клапан), либо их архитектурой. Поток крови становится турбулентным, что травмирует створки, и со временем развивается стеноз. Ревматический аортальный стеноз редко бывает изолированным, чаще всего ему сопутствуют аортальная недостаточность или пороки митрального клапана. Наиболее распространенный вид дегенеративного поражения — кальциноз аортального клапана; отложение кальция на интактных створках приводит к уменьшению их подвижности, в результате чего они не открываются полностью.
Наиболее важные задачи — поддержание синусового ритма, нормальных величин ЧСС и ОЦК. Если систола левого предсердия отсутствует или не синхронизирована с диастолой ЛЖ, то высок риск декомпенсации сердечной деятельности, особенно на фоне тахикардии.
Решающее значение имеет тщательный мониторинг ЭКГ и АД. При тяжелом аортальном стенозе многие больные не переносят даже кратковременных эпизодов артериальной гипотензии, именно поэтому необходим инвазивный мониторинг АД. Чреспищеводная ЭхоКГ позволяет мониторировать ишемию, преднагрузку и сократимость ЛЖ, функции аортального клапана, а также оценивать эффективность проводимого лечения.
При легком и среднетяжелом аортальном стенозе (как правило, бессимптомном) больные хорошо переносят спинномозговую и эпидуральную анестезию. И все же эти методики применяют с осторожностью, потому что в результате снижения преднагрузки и/или постнагрузки легко возникает артериальная гипотензия. При тяжелом аортальном стенозе применение спинномозговой и эпидуральной анестезии противопоказано.
У таких больных отмечается наименьший риск депрессии кровообращения при использовании анестезии на основе опиоидов; для индукции применяют этомидат или кетамин с бензодиазепином. Ингаляционные анестетики необходимо тщательно дозировать, чтобы избежать депрессии миокарда, вазодилатации или утраты предсердной подкачки. Тахикардию и гипертензию, которые могут спровоцировать возникновение ишемии, устраняют углублением анестезии. Если возникает потребность в бета-адреноблокаторах, то препаратом выбора является эсмолол, поскольку у него короткое время полусуществования. Как правило, при аортальном стенозе больные чрезвычайно чувствительны к эффектам вазодилататоров; а из-за несоответствия между потребностью и доставкой кислорода в миокарде они плохо переносят даже незначительную артериальную гипотонию (ее устраняют малыми дозами фенилэфрина — 25-50 мкг). При возникновении гемодинамически значимой наджелудочковой тахикардии показана немедленная синхронизированная кардиоверсия. Частые желудочковые экстрасистолы (которые нередко служат симптомом ишемии миокарда) нарушают гемодинамику и подлежат устранению лидокаином.

http://mylektsii.ru/7-10534.html

Анестезия при не кардиальных вмешательствах у пациентов с заболеванием сердца

Оценка периоперационного риска

  • оптимизация консервативных методов лечения и лекарственной терапии в периоперационном периоде;
  • хирургическое лечение коронарной и клапанной патологии сердца перед операцией;
  • ведение послеоперационного периода в условиях отделений интенсивной терапии.
  • Ишемическая болезнь сердца (ИБС)

    Патофизиология

    • повышение уровня адреналина и прочих катехоламинов в результате вмешательства, что сопровождается тахикардией, коронарной вазоконстрикцией и снижением эластичности тромбоцитов
    • повышение коагуляционных свойств крови, что повышает риск тромбообразования.

    Основным требованием к общей анестезии у больных ИБС является исключение тахикардии и значительных колебаний артериального давления, поскольку как гипо-, так и гипертензия нарушают баланс между доставкой и потребностью в кислороде.
    Ниже основные тактические моменты представлены в контексте различных этапов анестезии.

    • Премедикация. У взволнованного пациента может наблюдаться тахикардия и, возможно, возникнет необходимость в премедикации анксиолитиками. Бета-блокаторы также снижают ЧСС и уменьшают риск периоперационной ишемии миокарда. У пациентов, страдающих ИБС, внутривенное назначение атенолола во время операции с последующим переходом на пероральный прием препарата приводит к снижению летальности и частоты осложнений, которое прослеживается на протяжении двух лет после операции [3]. Действуя по схожему принципу, антагонисты а2-рецепторов, например, клофелин снижают синаптическое высвобождение норадреналина, что сопровождается седацией, анальгезией, а также снижением риска интраоперационной ишемии миокарда.
    • Индукция. Все внутривенные анестетики оказывают прямое депрессивное влияние на миокард, а также могут снижать сосудистый тонус. В результате этого, их использование может привести к гипотензии (что особенно выражено при наличии у пациента гиповолемии), которая часто сопровождается компенсаторной тахикардией и может вызвать ишемию миокарда. Говоря в общем, можно использовать любой анестетик при условии медленного введения и титрования по эффекту. Кетамин обладает уникальной способностью к опосредованной стимуляции симпатической нервной системы, что ведет к гипертензии (увеличение постнагрузки) и тахикардии. Гемодинамические эффекты препарата опасны для больных с ИБС, в связи с чем его использования следует избегать.
    • Интубация. Ларингоскопия является манипуляцией, вызывающей мощную рефлекторную стимуляцию сердечно-сосудистой системы. Интубационной реакции можно избежать, применяя дополнительное введение опиоидов, например, альфентанила непосредственно перед ларингоскопией.
    • Поддержание анестезии. Ингаляционные анестетики оказывают минимальное воздействие на сердечный выброс, хотя и обладают способностью снижать сократимость миокарда, что особенно свойственно для галотана. Данные препараты вызывают вазодилатацию, а изофлюрану приписывают способность вызывать синдром «обкрадывания» коронарного кровотока. Теоретически, вазодилатация сосуда в престенотической зоне приводит к оттоку крови от уже находящихся в состоянии ишемии зон миокарда. В то же время, клиническая значимость данного феномена подвергается сомнениям. Галотан способен вызывать вагусную стимуляцию, которая может послужить причиной возникновения аритмий и узлового ритма. Положительной стороной брадикардии, при условии поддержания нормального артериального давления, является увеличение времени диастолы и соответственно улучшение заполнения коронарных артерий. Эфир, хотя и обладает прямым кардиодепрессивным действием, вызывает непрямую симпатическую стимуляцию и таким образом может усугубить ишемические нарушения.
    • Анальгезия. Высокие дозы опиоидов подавляют стрессорный ответ на хирургическое вмешательство. Теоретически нестероидные противовоспалительные препараты (НСПВП) могут вызывать послеоперационную анальгезию и антитромбоцитарный эффект, что снижает риск развития тромбоза коронарных артерий.
    • Реверсия эффекта препаратов и пробуждение. Устранение миорелаксации при помощи комбинированного применения антихолинэстеразных и антимускариновых препаратов (декураризация) приводит к тахикардии, а экстубация, сама по себе, является стрессовым событием. Проблемы, возникающие во время восстановления после анестезии и способные послужить причиной ишемии миокарда, включают тахикардию, болевой синдром, озноб, гипоксию и анемию. Следует отметить, что подобные нарушения следует устранять не только в непосредственном послеоперационном периоде, но и на протяжении всего времени пребывания больного в лечебном учреждении. Использование кислородотерапии является одной из наиболее простых, но в то же время наиболее эффективных мер, направленных на предупреждение ишемии миокарда.
    • Мониторинг. Как уже было отмечено выше, первичной целью анестезии является исключение тахикардии и значимых колебаний артериального давления. Из этого следует, что наиболее важным является проведение мониторинга артериального давления, ЧСС и сатурации артериальной крови. При возможности ЭКГ-мониторинга становится доступным выявление возникающих аритмий, а также депрессии сегмента ST, что может указывать на ишемию миокарда, хотя в большинстве случаев врач отмечает лишь меньшую часть из подобных нарушений. К редко используемым методам мониторинга относятся трансэзофагеальная эхокардиография, позволяющая выявить нарушения подвижности стенки желудочка на фоне ишемии, а также измерение уровня тропонина сыворотки в послеоперационном периоде.
    • Методы регионарной анестезии имеет несколько теоретических преимуществ: эпидуральная анестезия снижает пред- и постнагрузку на сердце, подавляет реакцию системы свертывания и послеоперационную гиперкоагуляцию, а в случае проведения на грудном уровне вызывает дилатацию коронарных артерий. Перечисленные эффекты должны снижать риск развития ишемии миокарда в послеоперационном периоде, что, однако, не подтверждено данными исследований. В то же время, адекватная эпидуральная анальгезия может снижать частоту возникновения тахиаритмий, возникающих вследствие послеоперационных болей. Следует отдавать предпочтение использованию у пациентов с ИБС таких методов анестезии, как блокада плечевого сплетения, поскольку это позволяет избежать гемодинамических реакций, которые неуклонно сопровождают общую анестезию. Однако даже в случае местных методов обезболивания пациент остается мишенью стрессорных эффектов вмешательства, которые могут оказывать нежелательные гемодинамические реакции.

    Предоперационное обследование больных ИБС

    • Цель обследования заключается в оценке тяжести заболевания и степени дисфункции миокарда. На тяжесть заболевания указывает способность пациента переносить физическую нагрузку (функциональный резерв) и частота приступов стенокардии. Для пациентов, хорошо переносящих физическую нагрузку, не кардиальные вмешательства обычно безопасны даже в случае наличия факторов риска малой или промежуточной значимости (Таблица 1).
    • Пациент может уже получать терапию по поводу стенокардии или гипертензии. К обычно принимаемым препаратам относятся бета-блокаторы, нитраты и антагонисты кальция. Применение вышеперечисленных средств защищает от нежелательных гемодинамических эффектов, сопровождающих вмешательство, и должно быть продолжено на протяжении всего периоперационного периода. Следует учитывать, что общая анестезия может усугубить гипотензивный эффект этих лекарственных средств.
    • Электрокардиография может выявить изменения, связанные с перенесенным ОИМ, например, наличие зубца Q или депрессию сегмента ST, что может вызывать подозрение на наличие ишемии. Однако, снятая в покое ЭКГ не имеет каких либо отклонений у 50% страдающих ИБС пациентов, а следовательно не позволяет исключить наличие тяжелых форм данного заболевания. Также ЭКГ позволяет выявить нарушения проведения, гипертрофию желудочков, а также нарушения ритма, например, мерцательную аритмию.
    • Анемия хорошо переносится большинством практически здоровых пациентов, но может привести к критическому снижению доставки кислорода к миокарду у больных, страдающих ИБС. В последнем случае рекомендуемым уровнем гематокрита является 30% и более.
    • К прочим обследованиям, которые могут быть выполнены для создания полной клинической картины, но доступны не во всех лечебных учреждениях, относятся:
      • Снятия ЭКГ в условиях физической нагрузки (тредмил-тест), что позволяет создать условия для повышения потребности миокарда в кислороде и возникновения признаков ишемии (депрессия ST)
      • Пациенты, неспособные выполнить нагрузочные тесты могут быть подвергнуты фармакологической пробе, при которой используются препараты, увеличивающие потребность миокарда в кислороде, а зоны ишемии выявляются при помощи радиоизотопного сканирования,
      • Эхокардиография может выявить нарушения подвижности стенки желудочка, что является чувствительным маркером ишемии.

    Сердечная недостаточность

    Сердечная недостаточность подразумевает несоответствие насосной функции сердца потребностям тканей в кровотоке. Распространенность данной патологии среди населения составляет 1-2%, достигает 10% в возрастной группе старше 75 лет и сопровождается повышением уровня смертности во время анестезии. Наиболее частой причиной СН является ИБС. К прочим причинам относятся гипертензия, заболевания клапанного аппарата сердца и кардиомиопатии. Треть из не получающих соответствующее лечение пациентов с фракцией выброса менее 40% умирают в течение 1 года.

    Патофизиология

    СН характеризуется снижением сердечного выброса, что обусловлено падением ударного объема при том же значении конечно-диастолического объема левого желудочка, как и в случае здорового сердца. Закон Старлинга демонстрирует связь между конечно-диастолическим объемом желудочка и ударным объемом (рисунок 1). Поскольку в условиях СН сердце имеет ограниченную возможность наращивания ударного объема, единственным остающимся вариантом ответа на повышение преднагрузки является увеличение ЧСС, которое, всвою очередь, может привести к развитию ишемии. Кроме того, высокое конечно-диастолическое давление в желудочках создает условия для снижения кровотока в эндокарде.

    Кривые A и B иллюстрируют повышение сердечного выброса в ответ на повышение конечно-диастолического объема желудочков (преднагрузка) здорового сердца. Обратите внимание, что на фоне повышения сократимости сердечный выброс повышается при неизменном значении конечно-диастолического объема.
    В случае СН (кривые C и D) сердечный выброс ниже и еще более снижается в случае повышения конечно-диастолического объема до высоких значений, что характерно для состояния «перегрузки сердца объемом».

    Предоперационное обследование

    Цель обследования — оценить тяжесть заболевания и сократительную способность миокарда. Ограничение переносимости нагрузки, ортопноэ, пароксизмы ночной одышки являются индикаторами тяжести СН. Фармакотерапия может включать применение ингибиторов АПФ, диуретиков и нитратов. У некоторых больных, страдающих легкими или умеренными по тяжести формами СН, с целью контроля ЧСС могут быть использованы кардиоселективные бета-блокаторы, что, однако, сопровождается риском блокады остаточной симпатической активности, поддерживающей сократимость пораженного миокарда. Полезную информацию может дать ЭКГ (выявление признаков ишемии), рентгенография грудной клетки и при возможности эхокардиография, которая позволяет оценить фракцию выброса. Последний показатель представляет собой часть конечно-диастолического объема крови, изгоняемую из левого желудочка во время его систолы: падение его ниже 30% указывает на тяжелую сердечную недостаточность.
    Безопасность проведения анестезии у страдающего СН пациента основана на следующих принципах:

    • Оптимизация заполнения желудочков — преднагрузка может быть снижена как диуретиками, так и нитратами. Во время операции можно мониторировать ЦВД и давление в легочной артерии. Трансэзофагеальная доплерография является ценным инструментом визуализации тотальной производительности сердца.
    • Поддержание сократимости миокарда — для противодействия кардиодепрессивному эффекту анестетиков, в частности, могут потребоваться инотропные препараты.
    • Снижение постнагрузки посредством вазодилатации, которая, например, может являться следствием спинальной или эпидуральной анестезии. Подобный эффект не только снижает работу миокарда, но и способствует поддержанию сердечного выброса. Однако, положительные стороны подобного подхода ограничены риском развития системной гипотензии, которая приводит к падению кровотока в таких жизненно важных органах, как головной мозг и почки.

    Заболевания клапанного аппарата сердца

    Заболевания клапанного аппарата сердца обычно касаются его левых отделов. В отношении тактики анестезии здесь также, как и в случае ИБС, основное значение имеют меры, направленные на обеспечение максимальной стабильности гемодинамики. При проведении определенных вмешательств общепринятым является использование у этой группы больных антибиотиков, что связано с необходимостью профилактики бактериального эндокардита.
    Стоматологические вмешательства без анестезии или в условиях местного обезболивания:

    • Пациентам, которым в течение последнего месяца антибиотик группы пенициллинов назначался не более одного раза, в том числе на фоне протезированного клапана (но не в случае эндокардита) назначается амоксициллин 3 г перорально за 1 час до процедуры; дети до 5 лет — 1/4 взрослой дозы; 5-10 лет — 1/2 взрослой дозы.
    • Пациентам, имеющим аллергию на пенициллиновые антибиотики или в случае многократного их применения в течение последнего месяца — клиндамицин перорально 600 мг за 1 час до процедуры; дети до 5 лет клиндамицин 150 мг или азитромицин 200 мг; 5-10 лет — клиндамицин 300 мг или азитромицин 300 мг.
    • У пациентов с эндокардитом применяется амоксициллин + гентамицин как и в случае общей анестезии.

    Стоматологические вмешательства в условиях общей анестезии:
    1. Общая группа риска (включая пациентов, которым в течение последнего месяца антибиотик группы пенициллинов назначался не более одного раза):

    • амоксициллин 1 г в/в во время индукции, спустя 6 часов амоксициллин 500 мг перорально; дети до 5 лет — 1/4 дозы; 5-10 лет — 1/2 взрослой дозы, или:
    • амоксициллин перорально 3 г за 4 часа до индукции, затем 3 г по окончанию вмешательства, как можно раньше; ДЕТИ до 5 лет — 1/4 дозы; 5-10 лет — 1/2 взрослой дозы.

    2. Группа особого риска (пациенты с протезированными клапанами или бактериальным эндокардитом) амоксициллин 1 г в/в + гентамицин 120 мг в/в во время индукции, спустя 6 часов амоксициллин 500 мг перорально; ДЕТИ до 5 лет амоксициллин -1/4 взрослой дозы, гентамицин 2 мг/кг; 5-10 лет — амоксициллин 1/2 взрослой дозы, гентамицин 2 мг/кг.
    3. Пациенты с непереносимостью пенициллиновых антибиотиков или в случае многократного применения пенициллина в течение последнего месяца:

    • ванкомицин в/в 1 г (вводить капельно, не быстрее чем за 100 минут), затем гентамицин в/в 120 мг во время индукции или за 15 минут до начала вмешательства; дети до 10 лет ванкомицин 20 мг/кг, гентамицин 2 мг/кг, или:
    • тейкопланин 400 мг + гентамицин 120 мг во время индукции или за 15 минут до вмешательства; дети до 14 лет — тейкопланин 6 мг/кг, гентамицин 2мг/кг, или:
    • клиндамицин 300 мг в/в минимум за 10 минут одновременно с индукцией или за 15 минут до вмешательства, затем перорально или клиндамицин 150 мг перорально через 6 часов; дети до 5 лет -1/4 взрослой дозы; 5-10 лет — 1/2 взрослой дозы.

    Вмешательства на верхних дыхательных путях: как при стоматологических процедурах; при болезненности глотания антибиотики после операции могут вводиться парентерально.
    Вмешательства в области мочеполовых органов: как в случае группы особого риска при стоматологических вмешательствах в условиях общей анестезии, клиндамицин не назначается, см. выше. При инфицировании мочи должны также назначаться антибиотики, к которым чувствительна выделенная флора.
    Вмешательства в акушерстве, гинекологии, абдоминальные вмешательства: (профилактика необходима только для пациентов с протезированными клапанами или в случае исходного наличия бактериального эндокардита) также как при вмешательствах в мочеполовой сфере.
    Больные с симптоматическими формами клапанной патологии, связанной с регургитацией (недостаточность), обычно лучше переносят послеоперационный период, чем пациенты со стенотическими нарушениями. В последнем случае перед операцией может потребоваться корригирующее вмешательство, например, вальвулотомия.

    Аортальный стеноз

    При сужении аортального клапана возникает обструкция оттока крови из левого желудочка, что приводит к его компенсаторной гипертрофии. Происходящие изменения сопровождаются падением комплайнса левого желудочка, что выражается в снижении подвижности его стенок при постоянном конечно-диастолическом давлении. Закономерным следствием фиксированного низкого сердечного выброса является неспособность сердца к компенсации системной вазодилатации. Рост конечно-диастолического давления в левом желудочке ведет также к снижению коронарного кровотока. Наряду с гипертрофией ЛЖ может развиваться его дилатация, что ведет к дальнейшему снижению сердечного выброса. Аортальный стеноз может быть следствием ревматического процесса, при этом он нередко сочетается с поражениями митрального клапана. Эта патология может носить врожденный характер с появлением симптомов в среднем возрасте или возникает на фоне дегенеративного кальциноза у пожилых.
    Признаки аортального стеноза обычно возникают при снижении площади клапана менее 1 см 2 (в норме 2-3 см 2 ) и включают стенокардию, синкопальные состояния при физической нагрузке, а также признаки сердечной недостаточности (удушье, ортопноэ и пароксизмальная ночная одышка). При контроле ЭКГ обнаруживаются признаки гипертрофии левого желудочка и нагрузка на левые отделы сердце. Эхокардиография позволяет оценить градиент давления между левым желудочком и луковицей аорты, а также сократимость левого желудочка.

    http://medobook.com/2587-anesteziya-pri-ne-kardialnyh-vmeshatelstvah-u-pacientov-s-zabolevaniem-serdca.html

    Анестезия при различных заболеваниях сердца

    Анестезия при нецианотических врожденных пороках .

    Анестезия при цианотических пороках

    Центральный цианоз возникает, когда концентрация ненасыщенного гемоглобина в артериальной крови составляет 5 г/л. При беременности анемия с разведением может маскировать этот симптом. При центральном цианозе смерть плода наступает в 50% случаев. Прогрессия или декомпенсация заболевания, обусловленные физиологическими изменениями при беременности, становятся очевидными, когда возникает застойная сердечная недостаточность, наступают преждевременные роды, имеет место низкий вес новорожденного, а иногда внезапно начинается аритмия. Усиление уже имеющегося цианоза вызвано снижением кровотока в легочной артерии вследствие падения резистентности системных сосудов, снижения функции правого желудочка (например, при тетраде Фалло, стенозе трехстворчатого клапана), повышенной потребности в кислороде и увеличении сброса крови справа налево. Для улучшения функции правого желудочка анестезиолог имеет ограниченные возможности. При некоторых состояниях можно осуществить такое вмешательство, как баллонная пластика клапанов. При анестезии имеется значительный риск смерти женщины. Во время ведения родов необходимо сравнить риск ухудшения гемодинамики роженицы при десимпатизации и при вентиляции легких под положительным давлением. С успехом применяются и общая, и регионарная анестезия. Очевидных преимуществ одного способа перед другим нет, но в настоящее время имеется тенденция по возможности проводить регионарную анестезию. Следует избегать системной вазодилатации, так как это увеличивает сброс крови справа налево, снижает насыщение крови кислородом и может вызвать падение давления.

    Легочная гипертензия и синдром Эйзенменгера

    Синдром Эйзенменгера возникает тогда, когда легочная гипертензия, развивающаяся вследствие сброса крови слева направо, например, при дефекте межжелудочковой перегородки (ДМЖП), и высокого сопротивления легочных сосудов, реверсирует шунт, вызывая цианоз. В таких случаях главными принципами анестезии являются снижение сопротивления легочных сосудов, сохранение сердечного выброса и поддержание системного сосудистого сопротивления. При хирургическом родоразрешении традиционно рекомендуется общая анестезия, так как при этом можно предупредить нестабильность гемодинамики и осуществлять оптимальную вентиляцию легких. Однако имеются сообщения об успешном применении регионарной анестезии, как спинальной, так и эпидуральной, с разумным использованием эфедрина для того, чтобы уменьшить эффект десимпатизации. У пациенток с легочной гипертензией с успехом применялись легочные вазодилататоры (оксид азота и простациклин), при этом состояние плода не ухудшалось. Легочные катетеры не нужны, если имеется сообщение между большим и малым кругами кровообращения, выравнивающими давление. Насыщение кислородом обратно пропорционально сопротивлению легочных сосудов. Необходимо учесть риск разрыва легочной артерии и возникновения аритмии при решении вопроса о мониторинге сопротивления легочных сосудов. Смерть рожениц, в первую . очередь, обусловлена гемодинамической нестабильностью, а не анестезией, и случается в течение нескольких дней после родов.

    Пороки клапанов

    Аортальная и митральная регургитация
    Эти пороки обычно хорошо переносятся при беременности. Так как центральное венозное давление и давление заклинивания в легочных капиллярах во время беременности повышается, а системное сосудистое сопротивление снижается, и степень регургитации уменьшается. Этот сосудорасширяющий эффект является вторичным по отношению к дилатации сосудистого русла плаценты, которая усиливается по мере развития беременности. Родоразрешение обычно вагинальное под эпидуральной или комбинированной спинально-эпидуральной анестезией. Женщин просят не тужиться, так как лучше избегать транзиторного повышения системного сосудистого сопротивления. Эпидуральная анестезия должна быть надежной, любые очаговые блоки необходимо рассмотреть до второго периода родов. Мониторинг артериального и центрального венозного давления может быть полезным только у женщины с наличием симптоматики. Нужно добиваться оптимального снижения преднагрузки и постнагрузки и нормальной или несколько повышенной частоты сердечных сокращений.
    Митральный стеноз
    В развитых странах заболеваемость митральным стенозом снижается. Ведение беременных с выраженной симптоматикой включает интенсивное лечение фибрилляции предсердий и антитромботическую терапию, при которой показан гепарин. Показаниями для неотложного вмешательства могут быть стойкая сердечная недостаточность или гемофтиз.
    Баллонная пластика клапанов хорошо переносится и показана при беременности, если давление заклинивания в легочных капиллярах (ДЗЛ К) внезапно повышается, а анатомия позволяет осуществить процедуру. Целью анестезии является поддержание давления заклинивания на уровне 20 мм рт. ст. или ниже, что создает оптимальную преднагрузку и сохраняет медленный сердечный ритм. У большинства пациенток имеется синусовый ритм, и хороший эффект дают ?-блокаторы. Регионарная анестезия безопасна при мониторинге, осуществляемом с помощью артериального катетера. Учащение ритма, быстрое изменение системного сосудистого сопротивления (ССС) и повышение центрального венозного давления заставляют избегать потуг во время вагинального родоразрешения, поэтому показано тщательное титрование дозы при люмбальной эпидуральной или комбинированной спинально-эпидуральной анестезии с обычными предосторожностями в отношении терапии антикоагулянтами и изменений ССС. Если пациентки относятся к III или IV функциональному классу, по классификации Нью-Йоркской кардиологической ассоциации (NYHA), они плохо переносят кровопотерю. Разумным выбором в таких случаях является плановое кесарево сечение.
    При хирургическом родоразрешении ключевым моментом является положение пациентки. Очень высокая позиция Тренделенберга повышает давление в левом желудочке, а возвышенное положение головы снижает венозный возврат. Катетеры для легочной артерии с баллонным наконечником используются редко. Применение метегрина1 требует тщательного обдумывания, так как он повышает ССС, а окситоцин следует применять с осторожностью из-за его действия на ССС и ДЗЛ К и тенденции вызывать рефлекторную тахикардию. Пациентки с митральным стенозом могут быть под действием (3-блокаторов, поэтому эпидуральная анестезия должна проводиться осторожно из-за возможной гипотензии. Очень важно поддерживать синусовый ритм. Дигоксин и дилтиазем хорошо переносятся при беременности. Блокаторы кальциевых каналов вызывают атонию матки. Этот эффект преодолевается внутривенным введением хлорида кальция. Скорость введения нужно тщательно контролировать во избежание гипертензии.
    Стеноз аорты
    Это редкое состояние при беременности, так как у большинства пациенток проведена либо замена аортального клапана, либо баллонная вальвулопластика. Однако при тяжелом стенозе женщина может не перенести беременность. В результате гипертрофии желудочков возможно возникновение суб-эндокардиальной ишемии и аритмии, если падает ССС. Необходим тщательный мониторинг признаков водного истощения и гипотензии с использованием канюль для центральных вен и артерий. Быстрое внутривенное введение окситоцина может вызвать значительную гипотензию. Ведение родов под регионарной или общей анестезией дает хорошие результаты. Комбинированная спинально-эпидуральная техника позволяет лучше управлять анестезией, используя меньший объем анестетика. Интратекальные наркотики полезны для аналгезии, они вызывают более быстрый и глубокий блок и успешно применяются как при кесаревом сечении, так и при вагинальном родоразрешении. Для управления постнагрузкой хороший эффект дает фенилэфрин, который мало влияет на плод. Пациентки с тяжелым стенозом плохо переносят кровопотерю или тахикардию. Эту проблему необходимо учесть при планировании родоразрешения.

    Искусственные клапаны

    У пациенток с искусственными клапанами иногда имеются и другие структурные заболевания сердца, которые не всегда корректируются во время операции. Во время родов проблемы обычно возникают из-за нарушения функции желудочков, несоответствующих размеров клапанов (слишком больших или слишком маленьких) или из-за сопутствующих кардиологических аномалий. Важное значение имеет тип протеза. Биопротезы стали широко доступны с 1980 года. Их преимуществом является отсутствие необходимости в антикоагулянтной терапии до тех пор, пока у пациентки не возникнет фибрилляция предсердий, а недостатком — короткое существование у молодых пациентов. У большинства беременных пациенток, с которыми мы встречаемся в настоящее время, имеются биопротезы. Но и те, у которых установлены механические клапаны, могут иногда поступать в специализированные центры. Риск при наличии искусственных клапанов связан, в первую очередь, с инфекцией (эндокардит) и тромбоэмболией. Антикоагулянтная терапия часто трудна из-за состояния тромбофилии, вызванного беременностью. С учетом имеющегося заболевания сердца преимущества может иметь регионарная анестезия, однако имеется повышенный риск спинальной гематомы. Риск эндокардита предполагает профилактику антибиотиками. Введение антибиотиков должно достигать пика ко времени операции или родов.
    При вагинальном родоразрешении низкомолекулярный гепарин нужно заменить на нефракционированный из-за его короткого действия и возможности инактивировать протамином в неотложных случаях. Инфузии гепарина прерывают в операционной перед проведением регионарной анестезии на период времени, необходимый для того, чтобы гепарин метаболизировался. После завершения регионарной анестезии в некоторых центрах возобновляют инфузию гепарина, но не путем болюсного введения. Инфузию прекращают перед вторым периодом родов. Механические клапаны по большей части защищены на 12-24 ч, так как антикоагуляция обеспечивает отсутствие источника тромбов. Таким пациенткам необходимо проводить родоразрешение быстро — с тем, чтобы возобновить антикоагуляцию. Часто применяют стимуляцию родов окситоцином, что сопровождается повышенной частотой оперативного родоразрсшения.

    Кардиомиопатии

    Гипертрофическая кардиомиопатия
    Женщины с гипертрофической кардиомиопатией обычно хорошо переносят беременность, так как левый желудочек, по-видимому, хорошо адаптируется к новым условиям. Летальные случаи во время беременности редки, но описана внезапная смерть у пациентки, принимавшей верапамил, который следовало заменить ?-блокатором, а сосудорасширяющих средств следовало избегать. Наибольшему риску подвержены пациентки с тяжелой диастолической дисфункцией при перегрузке жидкостью. Внезапный отек легких может случиться в третьем периоде родов в результате аутотрансфузии при сокращении матки. Ведение большинства таких пациенток включает применение (3-блокаторов для ограничения обструкции левого желудочка. Таких пациенток ведут так же, как пациенток со стенозом аорты, так как значительное снижение ССС (например, при спинальной анестезии и кровотечении) может быть связано с усилением обструкции.
    Адекватное время заполнения во время диастолы важно для поддержания сердечного выброса, и тахикардии следует избегать. Выбор анестезии для таких пациенток зависит от степени обструкции и класса NYHA. Может быть показано кесарево сечение под общей анестезией. Классическим средством для таких пациенток является галотан, но во многих акушерских отделениях он не всегда доступен. По вызываемым сердечно-сосудистым эффектам подходит севофлуран, его можно использовать вместо галотана. Ключевым моментом является предупреждение снижения ССС и повышение сократимости гипертрофированной межжелудочковой перегородки. Фенилэфрин применяют для поддержания перфузионного давления, однако в больших дозах он снижает плацентарную перфузию и поэтому общая анестезия должна проводиться с осторожностью. Хорошо переносится медленное введение разведенного окситоцина, можно также применять метегрин.
    Рестриктивная кардиомиопатия
    Рестриктивная кардиомиопатия редко встречается при беременности. Принципы анестезии те же, что при тампонаде сердца. Главной целью является поддержание сердечного выброса. Преднагрузку нужно тщательно отслеживать, а тахикардию лечить, чтобы увеличить время диастолического заполнения. Такие пациентки не переносят резкого падения ССС. Обычно тем, у кого почти подошло время срочных родов, рекомендуется хирургическое родоразрешение со сбалансированным общим анестетиком, а также мониторинг центрального венозного давления и артериальный катетер.
    Дилатационная кардиомиопатия
    Дилатационную кардиомиопатию распознают по систолической дисфункции. Ее следует лечить как сердечную недостаточность. ДК редко встречается у беременных, так как беременность противопоказана, если только заболевание не протекает в очень легкой форме. Родовая кардиомиопатия является необъяснимой дилатационной кардиомиопатией, которая развивается в последний месяц беременности или в течение 5 месяцев после родов у прежде здоровой женщины. По имеющимся оценкам, заболеваемость составляет 1 на 4000 беременностей. Симптоматика у беременной часто скрытая и ДК можно спутать с обычной усталостью и одышкой, которые бывают в третьем триместре или при бессонных ночах после родов. Цель врачей — добиться максимальной зрелости плода с минимальным риском осложнений для матери. Это трудная задача, так как у многих пациенток может внезапно наступить декомпенсация, что затрудняет проведение неотложного кесарева сечения и последующее ведение, особенно при ишемии миокарда.
    При акушерских катастрофах может понадобиться шунтирование или вспомогательный желудочковый аппарат. Иногда пациенткам с РК могут помочь стероиды, которые уменьшают воспаление, возникшее в результате вирусной инфекции или аутоиммунного процесса. Это дает добавочный шанс для созревания легких плода. Иногда даже пациентки с легкой степенью желудочковой недостаточности нуждаются в преждевременном родоразрешении. Кесарево сечение часто показано из-за болезни матери (индукция может быть продолжительной, а задержка жидкости плохо переносится). Таким пациенткам подходит регионарная анестезия. Если стимулируют вагинальные роды, пациентки не могут подвергаться приему Вальсальвы, а эпидуральная анестезия может существенно помочь в снижении постнагрузки. Гемабат и метегрин следует применять с большой осторожностью из-за повышения ССС, которое ухудшит функцию желудочков. Артериальный катетер полезен как при кесаревом сечении, так и при вагинальном родоразрешении. Ключевым.моментом для предупреждения желудочковой недостаточности является агрессивное ведение постнагрузки, но ингибиторы АПФ и блокаторы ангиотензиновых рецепторов нельзя применять пока не произойдут роды, затем можно рассчитывать на гидралазин и нитраты.

    Ишемическая болезнь сердца и инфаркт миокарда

    Меры по снижению потребности в кислороде помогут при ведении беременных с ишемией и инфарктом. В зависимости от тяжести заболевания нужно планировать раннее.или неотложное родоразрешение. Анестезиологов привлекают для проведения седации при ангиографии, ангиопластике и стентировании или при шунтировании коронарных артерий. Седацию нужно проводить с осторожностью во избежание гипотензии и гиповентиляции. Если предполагается длительная процедура, больше подходит эндотрахеальная интубация и легкая общая анестезия (со смещением матки влево). В случае ухудшения функции сердца для оптимального сердечного выброса полезна баллонная контрапульсация. Ведение пациенток с аритмией может стать проблемой из-за неблагоприятного влияния на плод многих антиаритмических средств. Вероятнее всего потребуется родоразрешение в операционной под общей анестезией и при наличии всего необходимого для шунтирования. Послеоперационное ведение в кардиологическом отделении потребует применения фармакологических средств для лечения послеродового кровотечения, так как такие пациентки должны получать антикоагулянты и нитроглицерин, которые вызывают релаксацию матки.
    Другие заболевания
    Редкие случаи пороков клапанов легочной артерии, коарктации аорты, аневризмы аорты, синдрома Марфана и феохромоцитомы требуют вмешательства или операции во время беременности. Анестезиологическое ведение зависит от доминирующего заболевания сердца и от того, что необходимо сделать; может потребоваться гемодинамическая или эндокринная поддержка или защита патологически измененной аорты.
    Классификация врожденных болезней сердца

    • Врожденные болезни сердца без шунта
    • Левосторонние пороки: стеноз аорты, коарктация аорты, митральный стеноз
    • Правосторонние пороки: стеноз легочной артерии, аномалия Эбштейна, идиопатическая дилатация легочной артерии
    • Врожденные болезни сердца с шунтом
    • Сброс крови слева направо без цианоза
    • Открытый артериальный проток
    • Дефект межпредсердной перегородки (ДМПП)
    • Аномалия легочного венозного дренажа с или без ДМПП
    • Дефект межжелудочковой перегородки (ДМЖП)
    • Сброс крови справа налево с цианозом
    • Снижение кровотока в легких (давление в легочной артерии нормальное или сниженное)
    • ДМЖП и стеноз легочной артерии
    • Тетрада Фалло
    • ДМПП и стеноз легочной артерии
    • Повышение давления в легочной артерии
    • Большой открытый артериальный проток
    • Большой ДМЖП
    • Большой ДМПП
    • Цианотичные пороки с повышенным легочным кровотоком
    • Артериальный ствол (truncus arteriosus)
    • Транспозиция крупных сосудов

    http://www.sweli.ru/beremennost/beremennost/zdorove/anesteziya-pri-razlichnyh-zabolevaniyah-serdtsa.html

    Ответы анестезиолога на Ваши вопросы — Часть 6 — Страница 12

    Вопрос: Здравствуйте, мне 16 лет, я сломал на ноге мизинец, и врачи говорят, что надо вставлять спицу. Это делают под наркозом или нет? И насколько больно делать это без наркоза? И насколько это опасно?
    Ответ: Добрый день. По законодательству Вы являетесь ещё ребёнком, а детям принято все хирургические вмешательства проводить под общей анестезией, то есть наркозом. В тоже время у детей старшей возрастной группы и подростков нередко операции проводятся под местной анестезией, правда для этого требуется согласие родителей, а также чёткое понимание ребёнком всего предстоящего процесса (что сверхъестественного ничего не произойдёт, ощущаемая боль будет длиться всего несколько секунд, а по своей выраженности будет не сильнее укола при взятии крови из пальца). То есть в Вашей ситуации возможно проведение как наркоза, так и местной (проводниковой) анестезии. Я бы рекомендовал остановиться на последнем варианте — он более простой, а значит безопасный в плане последствий и осложнений.
    Желаю благополучного хирургического лечения!
    Всего Вам доброго!
    Вопрос: Здравствуйте. Моей дочери 2 года и 3 месяца. Болит зуб. Один стоматолог сказал, что раз болит, нужно вырывать и направил нас в больницу. Рвать будут под общим наркозом. Другой стоматолог сказал, что нужно лечить. У нас к слову 11 кариесов. Поэтому можно под общим наркозом вылечить и больной и кариесные. Как повлияет наркоз на такую малышку? Существуют ли аналогичные, но менее травматичные способы анестезии? Спасибо.
    Ответ: Здравствуйте. По поводу оптимальной стоматологической тактики нужно консультироваться с врачом-стоматологом, это вопрос не моей специальности. Вполне возможно, что второй стоматолог прав и под наркозом можно будет вылечить не только кариозные зубы, но и избежать удаления больного зуба.
    Что касается наркоза при удалении зубов, то в его проведении существует ряд моментов, связанных не столько с видом используемых препаратов, а с подходом к проведению наркоза, техникой анестезии. При лечении (удалении) зубов под наркозом очень важно разобщить дыхательные пути с ротовой полостью, то есть сделать всё возможное, чтобы в лёгкие не попало ничего постороннего в виде зубной пыли, осколков зубов, гноя, крови. Выход из этой ситуации лишь один — это или использование интубационной трубки, или применение ларингеальной маски, то есть выполнение или эндотрахеального (интубационного) наркоза, или ларингеальномасочной анестезии. В нашей стране этими законами безопасного наркоза нередко пренебрегают и стоматологические вмешательства проводят под внутривенным наркозом, что является в корне неправильным. Поэтому если Вы хотите чтобы всё прошло безопасно для ребёнка, то выполняйте лечение в той клинике, где всё делается правильно. Альтернатив эндотрахеальному (или ларингеальномасочному) наркозу при удалении зубов нет, то есть это наиболее целесообразные, оптимальные и безопасные виды анестезии (единственное, если есть возможность выбора, то лучше остановится на ларингеальномасочном наркозе, т.к. он является более щадящим и менее травматичным). Дополнительную информацию можно прочитать здесь: виды общей анестезии, особенности лечения зубов под наркозом в России. Всего доброго!
    Вопрос: У меня ревматизм и митральный стеноз клапана. Мне 38 лет и назначена операция по удалению желчного пузыря. Можно ли делать наркоз при этих заболеваниях и если можно, то какой?
    Ответ: Здравствуйте. Операции по удалению желчного пузыря проводятся под общей анестезией. Безусловно, наркоз наркозу рознь, так и при заболеваниях сердца анестезия имеет свои определённые особенности, хорошо известные любому анестезиологу. В тоже время работа различных анестезиологов очень сильно отличается: кто-то работает очень хорошо, а кто-то очень плохо (впрочем, как и работа представителей любых других профессий в нашей стране), поэтому очень важно планируя оперативное лечение позаботиться не только о хорошем хирурге, но и о хорошем анестезиологе (см. что такое хороший наркоз). Если Ваш анестезиолог будет грамотным и опытным доктором, то он сам определит для Вас наиболее оптимальный вид анестезии и с успехом её проведёт.
    Что касается имеющейся хронической ревматической болезни сердца и стеноза митрального клапана. Противопоказанием к плановой операции является тяжёлый стеноз, при котором площадь митрального кольца менее 1 квадратного сантиметра или присутствуют признаками левожелудочковой недостаточностью (одышка, хрипы в лёгких). В этих ситуациях проведение операции возможно лишь по экстренным показаниям или после ликвидации имеющихся проблем (пролечивания левожелудочковой недостаточности или хирургической коррекции порока).
    Всего Вам доброго!
    Вопрос: Добрый день, моей дочери 2 года 11 месяцев, невролог отправляет на томографию мозга, которую нужно делать под наркозом. Скажите пожалуйста, безопасно ли это и какие могут быть последствия. Томография необходима для постановки диагноза, т.к. имеется задержка в речевом развитии. В целом ребенок здоров (по крайней мере, другие специалисты ничего не выявили). Спасибо.
    Ответ: Здравствуйте. Томография – это излишнее облучение организма, наркоз – определённого рода стресс, имеющий свои отрицательные последствия и осложнения. Считается, что проведение общей анестезии маленьким детям (в возрасте до 2-4 лет) может негативным образом сказывается на функционировании головного мозга, в частности, на процессах мышления, запоминания, памяти, речи. То есть наркоз сам по себе может приводить к проблемам с речью. Подробнее о последствиях наркоза у детей можно прочитать по ссылке. Одна лишь задержка речевого развития вряд ли может являться показанием для томографии, другое дело наличие симптомов повышенного внутричерепного давления, но судя по всему у Вашего ребёнка их нет. Поэтому в первую очередь я бы рекомендовал проконсультироваться ещё у нескольких опытных неврологов, вполне возможно, что в томографии нет никакой необходимости. В случае же подтверждения неврологами необходимости проведения томографии исследование лучше всего провести в клинике, имеющей всё необходимое для проведения безопасной анестезии (для здоровья и жизни) – как минимум в кабинете, в котором проводиться исследование должен быть кислород, наркозно-дыхательный аппарат и аппаратура, предназначенная для слежения за работой сердца и лёгких (пульсоксиметр, капнограф, ЭКГ). Из препаратов оптимальнее использование пропофола, дормикума или ингаляционных средств (севофлюрана, галотана). Категорически не рекомендуется использование кетамина (он может ухудшить имеющиеся проблемы с речью). И не волнуйтесь так сильно — 2 года и 11 месяцев ещё не тот возраст, чтобы паниковать по поводу речевых проблем, возможно ребёнку нужен просто хороший логопед-дефектолог. Всего Вам доброго!
    Вопрос: Здравствуйте! Мне 57 лет. Нужна операция под наркозом по удалению зубов. Стоматологи сказали, что нужен анализ биохимии крови, но в местной лаборатории не знают на какие компоненты крови сдать анализ биохимии крови? Помогите!
    Ответ: Добрый вечер. Стандартно биохимический анализ крови включает в себя уровень глюкозы, билирубина, АСТ, АЛТ, мочевина, креатинин, общий белок, калий, натрий. Всего доброго!
    Вопрос: Здравствуйте. У меня ВПС ДМЖП с рождения, в мышечной части, проходит бессимптомно. Мне предстоят роды. Можно ли в таком случае использовать эпидуральную анастезию?
    Ответ: Здравствуйте. Бессимптомное течение порока – это уже очень хорошо, однако для конечного ответа ещё очень важно знать данные ультразвукового исследования сердца (направление, градиент и объём межжелудочкового тока крови; наличие/выраженность лёгочной гипертензии, правожелудочковой недостаточности). Вообще, если результаты УЗИ сердца будет относительно удовлетворительными, а в выбранном Вами роддоме эпидуральная анестезия широко практикуется, то препятствий для её проведения не будет, то есть она Вам не противопоказана. Для того чтобы точно быть уверенной в плане предстоящих родов (что позволит заблаговременно психологически подготовиться к предстоящему сценарию развития событий) лучше всего подойти к заведующему отделения анестезиологии (реанимации), взяв с собой все данные обследований (заключение кардиолога, ЭКГ, УЗИ сердца). Желаю благополучных родов!
    Вопрос: Здравствуйте! Мне 48 лет. Месяц прошел, как сделали операцию, удалили грыжу в брюшной полости. Наркоз делали спинальный. Сейчас иногда схватывает верхняя часть позвоночника, такая боль дышать тяжело, все как будто отнимается. Выпью обезболивающие, боль затихает. Доктор скажите, что делать и пройдет ли боль со временем. Большое спасибо.
    Ответ: Добрый день. Учитывая, что от оперативного вмешательства прошло около месяца, а беспокоющая боль локализуется значительно выше места выполнения спинальной анестезии (поясницы), связь возникших жалоб с проведённой спинальной анестезией крайне маловероятна. То есть причина болей в грудной (шейном) отделе позвоночника, затрудняющих дыхание, совсем иная, нежели последствия анестезии. Поэтому назначение лечения и определение прогноза будут возможными только после детального обследования, для прохождения которого необходимо обратиться за очной консультацией к врачу терапевту и неврологу. Желаю скорейшего выздоровления!
    Вопрос: Здравствуйте. Хотелось бы узнать, какие анестетики используются чаще всего при местной анестезии. У меня имеется пара родинок на виске, рядом с левым ухом, каждая по 1 см. Я бы их хотел удалить. У меня имеется начальная стадия сенсо-невральной тугоухости, и некоторые анестетики мне использовать нельзя (например, лидокаин). Можно ли удалять родинки вообще без анестезии?
    Ответ: Здравствуйте. Большинство существующих методов удаления родинок (иссечение, электрокоагуляции, лазер) требует проведения местной анестезии, так как испытуемая боль плохо терпится и может быть вредна для организма (особенно у лиц с сердечно-сосудистыми заболеваниями). Без анестезии удалить родинку возможно только лишь жидком азотом (т.к. он самым обладает обезболивающим эффектом), однако не всякий невус может быть удалён таким способом, то есть возможность удаления родинки жидком азотом может быть определена лишь после очного осмотра специалистом. Если удаление проводится под местной анестезией, то в нашей стране обычно применяется лидокаин или новокаин. Альтернативный анестетик (к примеру, ультракаин, бупивакаин, мепивакаин и пр) используют лишь в случае непереносимости лидокаина, новокаина. Удивительно, что Вам запретили использовать лидокаин, так как данный анестетик не то чтобы противопоказан при сенсо-невральной тугоухости, а наоборот используется для её лечения при проведении заушных блокад. Всего доброго!
    Вопрос: Здравствуйте. Прохожу обследование на ЭКО, делала УЗИ сердца — экстрасистолия. Впервые она появилась у меня 5 лет назад при первичной беременности. Сейчас хочу делать ЭКО. Можно ли делать мне стимуляцию яичников и ложиться под наркоз в дальнейшем? Спасибо. С уважением Анна.
    Ответ: Добрый вечер. Очень важно знать какая это экстрасистолия. Если наджелудочковая (а не желудочковая), или единичная (а не частая), или не сопровождающаяся какими-либо беспокойствами (одышка, головокружение, резкая слабость, боли за грудиной), то не стоит беспокоиться, препятствий для проведения гормональной стимуляции, последующей анестезии, беременности нет. В противном случае необходимо консультирование врача-кардиолога для более детального изучения проблемы (проведения холтеровского мониторирования сердечного ритма; эхокардиограции) и вынесения конечного заключения. Желаю удачи и скорейшей реализации Ваших планов!

    http://onarkoze.ru/otvety-na-voprosy-6.html?start=12

    Добавить комментарий

    1serdce.pro
    Adblock detector