УПРАВЛЕНИЕ сердечным ритмом и дыханием — Студопедия

Содержание

УПРАВЛЕНИЕ сердечным ритмом и дыханием

Друзья мои, пройдет некоторое время, и вы научитесь вызывать во всем физическом теле ощущение тепла. После этого следующим шагом вашего самообучения будет концентрация внимания на дыхании и ритме сокращений сердца. Когда вы научитесь приостанавливать дыхание и уменьшать частоту пульса, то результатом этого явится дальнейшее усиление чувства покоя и расслабления. Если вам уже знаком какой-либо метод замедления дыхания и биения сердца, то воспользуетесь им (метод волевой остановки сердца при помощи дыхания «кевала» я описал на стр. 181—188 в книге «Сознательные выходы из тела»). Если же ничего подобного вы ранее не изучали, то воспользуйтесь простой техникой для новичков, приведенной ниже.
Перед упражнением повторите все выученные формулы самовнушения: релаксации, тяжести и тепла. После этого попытайтесь установить мысленную связь с грудной клеткой и легкими. Затем начните произносить про себя следующую формулу: «Мое дыхание спокойное и ритмичное, мое дыхание спокойное и ритмичное». Конечно, при этом вам необходимо представлять себе соответствующий мысленный образ. На первых порах вы можете даже небольшим усилием воли заставлять себя дышать медленнее. Когда вы завершите этот этап и достигнете хороших результатов, то перед своим мысленным взором вообразите свое сердце, бьющееся медленно и ровно. Глядя на воображаемое сердце, произносите такую формулу: «Мое сердце бьется медленно и ритмично, мое сердце бьется медленно и ритмично».
Пройдет немного времени, и вы заметите, как ваше сердце действительно начало сокращаться в очень спокойном, медленном ритме. Затем перейдите к такой формуле: «Я ощущаю покой».
Следующим упражнением будет внушение ощущения прохлады в области лба. Чтобы явственнее почувствовать прохладу, положите себе на лоб холодный влажный компресс или мокрый платок. Мокрый платок можно убрать со лба, когда вы запомните возникшее ощущение. Во время следующего сеанса входа в транс, выполните все предыдущие внушения и перейдите к такой формуле: «Мой лоб прохладный, мой лоб прохладный, мой лоб прохладный».
78.30.251.74 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.
Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

http://studopedia.ru/16_14867_upravlenie-serdechnim-ritmom-i-dihaniem.html

Контуры управления ритмом сердечных сокращений

Под управлением сердечной деятельностью, как нам кажется, следует понимать произвольное, целенаправленное, заранее предопределенное и точно регулируемое изменение ритма сердечных сокращений.
Фармакологическими препаратами (атропин, прозерин, ацетилхолин и др.) можно бороться с тахи- и брадикардией, воздействовать на ритм сокращений в ту или иную сторону, но о поддержании точно заданного ритма не может быть и речи.
Часть проблемы управления ритмом сердца может быть решена с помощью электрокардиостимуляции. Действительно, почти всегда можно навязать сердцу новый ритм, превышающий собственный.
Однако стимуляция как метод управления сердечной деятельностью имеет весьма существенный недостаток. В связи с тем, что сердце всегда следует за источником более частого ритма, навязать сердцу искусственный ритм, более медленный, чем собственный, обычно не удается (Е. Б. Бабский, Л. С. Ульянинский, 1961; Ю. И. Бредикис, 1963, и др.).
Соединение ацетилхолиновой остановки сердца и электрокардиостимуляции позволяет осуществить новый принцип управления сердечной деятельностью в очень широких пределах.
Основу его составляет временное безвредное выключение системы автоматизма сердца и замена ее искусственной системой электрического возбуждения желудочков сердца.
Используемые для этого электрические импульсы, не являясь адекватными раздражителями возбудимых тканей, вместе с тем вызывают все эффекты, которыми сопровождаются адекватные импульсы (Е. Б. Бабский и Л. С. Ульянинский, 1961).

Как показали наши опыты, в период действия ацетилхолина электростимулятором можно не только восстанавливать исходный сердечный ритм, но и задавать сердцу иной, произвольно выбранный. Пределы шкалы электрокардиостимулятора позволили испытать ритм от 19 до 180 ударов в 1 минуту. Любой из этих ритмов навязывался на фоне остановки сердца немедленно, вызывая эффективные сердечные сокращения.
Сердцу можно задавать новые ритмы: «скачкообразно», с паузами различной длительности. Можно плавно ускорять или замедлять биения сердца. Наконец, нетрудно перевести сердце с собственного (частого) ритма на искусственный (медленный), не прерывая кровообращения.
С этой целью импульсы в новом ритме подают на сердце еще до введения ацетилхолина. Параллельно с синусовым узлом начинает функционировать резервный, потенциальный водитель ритма в желудочке. Сердце пока продолжает следовать за источником более частого ритма, т. е. за синусовым узлом. Если теперь ввести ацетилхолин, передача импульсов от синусового узла прерывается (атриовентрикулярная блокада), собственная система возбуждения желудочков выключается и сердце переходит на искусственный, более медленный ритм. Перерыва в кровообращении не наступает.
Итак, рассматриваемый метод позволяет осуществить:
1) управляемую кардиоплегию (остановка и восстановление сердечной деятельности в исходном ритме);
2) управление ритмом сердца с перерывами кровообращения и без перерывов кровообращения.
Управление ритмом сердца открывает новые перспективы в физиологическом эксперименте, в моделировании атриовентрикулярных блокад, брадикардии, в испытании новых типов стимуляторов, в клинике — для диагностических исследований.
В настоящее время мы располагаем опытом 100 исследований с управлением ритмом сердца, охватывающим больных с врожденными и приобретенными пороками сердца и сосудов, а также с хронической коронарной недостаточностью.
Рассматриваемый метод, детальному освещению которого посвящено дальнейшее изложение, разработан в 1962—1963 гг. в клинике им. П. П. Куприянова ВМОЛА под руководством профессоров А. П. Колесова, Ф. X. Кутушева и Б. С. Уварова.
— Вернуться в оглавление раздела \»Кардиология\»

http://medicalplanet.su/cardiology/693.html

Управление в системе кровообращения

Реферат на тему Управление в системе кровообращения

  • Время восстановления кровообращения и осязания кисти после искусственного пережатия 40 кб.
  • Расстройства кровообращения 10 кб.
  • Нарушения мозгового кровообращения неврология 20 кб.
  • Литература — Патологическая анатомия РАССТРОЙСТВА КРОВООБРАЩЕНИЯ 13 кб.
  • Система кровообращения. Круги кровообращения, их функции. Возрастные особенности системы 10 кб.
  • Анатомия системы кровообращения 336 кб.
  • Недостаточность кровообращения 2А степени 16 кб.

Регуляция частоты сердечных сокращений

Поскольку минутный объем сердца является производным частоты сердечных сокращений, следует рассмотреть факторы регуляции последней.
На частоту сердечных сокращений существенное влияние оказывает дыхание. Это влияние осуществляется блуждающим нервом. По данным Клайнса ( Clynes , 1963), передаточная функция «дыхание — вагусный эффект» выглядит следующим обоазом:
Т1,2 — постоянные времени продолжительности первой и втрой фазы дыхательного рефлекса; S — оператор Лапласа. Величина передаточной функции позволяет определить частоту сердцебиения по частоте дыхания,
В схеме регуляции частоты сердечных сокращений различают две управляющие системы. В первой управляющей системе основную р оль играют изменения тонуса блуждающего парасимпатического нерва, приводящие к изменению величины порогового потенциала
и крутизны деполяризации клеток синусного узла, задающего ритм сердечных сокращений. Второй контур управления ритмом сердечных сокращений обеспечивает поступление управляющих сигналов из спинного мозга по нерву симпатической системы.
Экстракардиальные воздействия на сердце осуществляются гуморальным и нервным путем. Эффективность гуморального канала ниже, чем нервного, однако надежность его функционирования выше благодаря более совершенному кодированию информации.
Система управления кровообращением, обусловленная симпатическим и блуждающим нервом, является более поздним приобретением, чем система гуморальных регуляций. Иннервация обеспечивает быстрые оперативные реакции на различные внешние воздействия короткой продолжительности. Команды, поступающие по нервным путям, обычно носят предварительный характер, подготавливая почву для наилучшего восприятия основной исполнительной команды, поступающей по гуморальным путям. Такое дублирование команд (наличие предварительной и исполнительной команды), очевидно, лежит в основе высокой надежности системы управления кровообращением, как и другими физиологическими функциями (В. В. Парин, Р. М. Баевский, 1966).

Регуляция артериального давления

Одним из основных регулируемых параметров системы кровообращения является артериальное давление. Стабилизация нормальной величины артериального давления (14665—17332 Па — максимальное систолическое давление; 8666—11332 Па — минимальное диастолическое давление) обеспечивается рефлексами с барорецепторов, расположенных преимущественно в области дуги аорты, области каротидных синусов, устья полых вен. Эти баро-рецепторы афферентными нервными волокнами соединяются с сосудодвигательными нервными центрами продолговатого мозга, поддерживающими артериальное давление в пределах нормы. Любое отклонение величины артериального давления от нормы через аортальные и синокаротидные барорецепторы вызывает компен-саторные рефлексы, которые восстанавливают исходную величину артериального давления ( Heymans , 1960).
Положение о саморегуляции артериального давления оспаривается В. М. Хаютиным (1964, 1967), который считает ведущим фактором в управлении системой кровообращения поиск и поддерживание оптимального режима работы сердца. Одним из доводов, приводимых автором, является известный факт сохранения повышенного артериального давления при слабом раздражении тканевых рецепторов в течение всего времени раздражения.
Очевидно, существует такой оптимальный режим сокращений сердца и величины периферического сопротивления, при котором сердце выбрасывает определенный объем крови при минимальной работе. По-видимому, регуляция кровяного давления заключается в поиске и обеспечении этого оптимального режима работы сердца.
При выполнении физической работы, когда увеличивается объем выталкиваемой в сосуды крови и артериальное давление n овышается до «гипертонического» уровня, механизм центральной регуля- ции продолжает поддерживать оптимальный режим работы орга-нов кровообращения, но показатели оптимальности изменяются.
Регулирующими сигналами в замкнутой многрконтурной систе-ме управления и стабилизации артериального давления могут быть гемодинамические сдвиги, возникающие в результате колебания частоты сердечных сокращений. Система, осуществляющая гоме-остаз артериального давления, состоит из двух подсистем, одна из которых контролирует величину артериального давления посредством действия парасимпатической нервной системы, на сопротивление сосудистого русла, вторая подсистема поддерживает артери- альное давление в заданных пределах, варьируя минутный объем путем изменения интенсивности тонического влияния блуждающего нерва на синусовый узел.
Кровоток в работающих мышцах возрастает при малых частотах раздражения пропорционально частоте циклов возбуждения. Осво-бождаемые при возбуждении клеток сосудорасширяющие вещества, передавая артериолам сигналы об уровне увеличения обмена, осу-ществляют управляющее воздействие на регулируемый параметр,
т. е. приводят просвет артериол в соответствие с уровнем обмена веществ. Второй ступенью регулирования является рефлеккторное сужение сосудов органов, соединенных с функционирующим. Благодаря этому артериальное давление может не изменяться, несмотря на расширение сосудов в отдельных участках тела. Тканевые рецепторы находятся в определенном возбужденном состоянии даже в недеятельных органах. Сигналы от этих рецепторов, поступая в сосудодвигательный центр, вызывают возникновение центробежной импульсации к сосудам, поддерживая сосуды всего тела в состоянии некоторой степени сужения.
В понятие авторегуляции кровообращения включается способность каждой ткани регулировать кровоток в соответствии со своими потребностями. Наличие местной обратной связи контролирует степень расширения сосудов в данной области. Большинство тканей автоматически увеличивает свой кровоток, когда концентрация 0 2 в них падает. Таким образом, основным возмущением, на которое реагирует механизм обратной связи, является уровень содержания О2 и СО2 в крови ( Guyton A . 0., 1965).
Реакция расширения мелъчайших кровеносных сосудов осуществляется исключительно локальным механизмом при участии медиаторов, в первую очередь гистамина, который является важным фактором, обеспечивающим микроциркуляторный гомеостаз.

Моделирование деятельности сердечно-сосудистой системы

За последнее время предложено много моделей деятельности сердца и сосудов. В них учитывается информация, поступающая от
рецепторов сердца и управляющие сигналы, поступающие по холин-эргнческим и адренэргическим каналам ( Mostov A 0., 1972). Предлагается использовать эту информацию для управления работой искусственного водителя ритма, применяемого при нарушениях сердечной деятельности. Модель мышцы сердца состоит из соединенных последовательно сократительного и упругого элементов, параллельно к которым присоединяется еще один упругий элемент ( Grood A . О., 1972). Расчет режима работы проводится с помощью модифицированного уравнения Хилла, отличающегося наличием добавочного члена.
В электронной модели системы кровообращения, предложенной Эккерманом (1970), аналогом левого желудочка является генератор прямоугольного напряжения. Длительность прямоугольного импульса соответствует времени изгнания крови из полости сердца, а частота импульсов частоте сердечных сокращений. Аортальный клапан имитируется диодом, инерция тока крови в аорте и артериях — индуктивностями, сопротивление току крови в сосудах (ар-териолах и капиллярах) — активными сопротивлениями, эластичность артериальной части сосудистой системы — соответствующими конденсаторами. С помощью аналоговой вычислительной машины на модели вычислена зависимость величины систолического объема от частоты сердечных сокращений.
В работе Б. Л. Палец и Б. Т. Агапова (1974) исследованы статические характеристики модели кровообращения человека при физической работе. Модель состоит из двух основных частей — управляемой, включающей сердце и сосудистую систему, и управляющей, состоящей из сердечного (СЦ) и сосудодвигательного (СДЦ) центров; СЦ и СДЦ получают управляющие воздействия от внешних вегетативных центров (ВВЦ) и дыхательного центра (ДЦ). Влияние последнего учитывается лишь при значительных физических нагрузках. Механизм нервной регуляции основан на принципе слежения за величиной среднего артериального давления по принципу отрицательной обратной связи. Управляющая часть модели (СЦ и СДЦ) получает информацию о величине артериального давления из барорецепторов аоргальной и синокаротидной зоны. В регулируемой системе оценка величины давления проводится в соответствии с «уставкой», сформированной под влиянием ВВЦ, СЦ и СДЦ. В регулирующих центрах предусматриваются антагонистические отношения между симпатическим и блуждающим нервами (Тv и T s ). Управляемая часть модели включает восемь последовательно соединенных участков: правый желудочек, два легочных участка, левый желудочек и 4 сосудистых участка. Управляющие воздействия центров (Тv, T s , T сдц) приводят к соот-ветствующим изменениям управляемых параметров сердечно-сосудистой системы — частоты сокращения сердца, насосного коэффициента сердца, сопротивления артерий и капилляров, объемов цир-кулируемои крови и т. д. Величина управляемых параметров в модели определяется уравнением:
где а1, а2, а3 — коэффициенты, определяющие веса симпатической и парасимпатической активности; F o — частота автоматических сокращений сердца. Описанная авторами модель удовлетворительно отражает регуляцию основных показателей гемодинамики человека при физической работе.
Динамические свойства системы кровообращения можно описать
дифференциальными уравнениями, которые решаются на ананлоговых машинах. Сердце и система кровеносных сосудов разбиваются на шесть отделов: 1) правый желудочек, 2) легочные артерии; 3) легочные вены и левое предсердие, 4) левый желудочек, 5) аорта и артериальная сеть, 6) система вен большого круга кровообращения и правое предсердие. В модели основной интерес представляют соотношения между давлением крови, ее объемом в каждом и величиной тока крови — объемной скоростью кровотока (см. схему) .
Соотношение между давлением и объемом крови
При составлении уравнений учитывается различное состояние желудочков в разные фазы сердечного цикла: во время систолы они опорожняются, а во время диастолы — наполняются. Это показано на схеме, где желудочки изображены дважды: один раз в систоле, второй раз в диастоле, где они описываются уже другими уравнениями. Конечные значения параметров P 1 и V 1 после диастолы являются начальными значениями для систолы, и наоборот, конечные значения P 1 и V 1 после систолы являются начальными условиями для диастолы. Полная схема модели описывается 22 уравнениями. Другая разновидность аналоговой модели сердечно-сосудистой системы состоит из последовательности 10 блоков. Переменными системы уравнений, характеризующих эти блоки, а также входными и выходными величинами различных блоков служат давление, объем протекающей крови и ее расход в тканях.
Математические модели эндокринной регуляции сердечно-сосудистой системы описаны в работе С. И. Бажана и др. (1973). Авторами рассмотрена двухъярусная модель эндокринной системы, где верхний ярус — распределение крови в системе кровообращения, нижний ярус — распределение крови в отдельных органах. В качестве управляющих рассмотрены только гуморальные сигналы. Описаны ренин-альдостероновая и глюкокортикоидная подсистемы эндокринной системы, приведены структурно-функциональные схемы и основные характеристики системы кровообращения. В модели каждый орган представлен в виде определенного бассейна, через который проходит труба. Предполагается, что обмен веществ между таким бассейном и плазмой крови, протекающей по трубе, происходят по закону Фика. Скорость разрушения гормона ренина пропорциональна его концентрации. Модель кровообращения была запрограммирована на ЭВМ М-220. Исследования на модели показывают, что важнейшим органом инактивации ренина является печень, что в самой крови отсутствуют ферменты, инактивирующие ренин.

http://coolreferat.com/%D0%A3%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%B2_%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B5_%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C=2

Управление в системе кровообращения (стр. 2 из 3)

стабилизирующая система, поддерживает регулируемую величину на заданном уровне. Значение регулируемой величины в этом случае определяется управляющим сигналом. Как видно на рис. 34, под влиянием продуктов метаболизма артериолы расширяются и прекапилляр-ные сфинктеры расслабляются,. артериальное давление раскрывает капилляры. •При этом увеличение поверхности диффузии способствует в результате обмена газом и питательных веществ уменьшению концентрации продуктов метаболизма, оказывающих сосудорасширяющее действие. Таким образом, осуществляется локальная обратная связь в данном участке системы органов кровообращения. Когда клетки органа возбуждены, образование сосудорасширяющих продуктов метаболизма продолжается. В этих условиях задача локального химического контура регулирования состоит в приведении просвета артериол в соответствие с уровнем обмена веществ, в обеспечении дополнительного притока кислорода и питательных веществ, необходимых для поддержания высокой активности данных клеток.
В условиях целого организма регулирование кровоснабжения не может быть ограничено пределами деятельного органа. Местный химический контур оказывается недостаточным и появляется второй, рефлекторный контур: выделение метаболитов —> раздражение. тканевых рецепторов -> возбуждение вазомоторного центра —> ком-пенсаторное сокращение.
Рефлексы с тканевых рецепторов представляют собой систему управления «по возмущению». Воздействие регулятора—вазомоторного центра направлено не на ликвидацию уже совершившегося изменения общего периферического сопротивления, а на то, чтобы предупредить такое изменение. Системой управления \»по возмущению\» достигается решение двух задач. Первая заключается в том, что организм с помощью системы рефлексов с тканевых рецепторов получает возможность распределять кровь, направляя ее из относительно покоящихся органов в более активные. Вторая задача сводится к компенсации эффекта прямого действия на просвет сосудов гуморальных механизмов, которые для всей системы кровообращения являются \»возмущениями\».
Сосудорасширяющий эффект действия продуктов тканевого метаболизма в организме сосуществует с обратным вазоконстрикторным (сосудосужающим) действием тканевых рецепторов.
Сосудосуживающий эффект, начинающийся возбуждением тканевых рецепторов, компенсирует сосудорасширяющее действие продуктов метаболизма и тем самым поддерживает величину общего сопротивления сосудов, характерного для данного состояния активности организма (В. М. Хаютин, 1964, 1967).
Значение стабилизации общего сопротивления определяется тем, что величина кровотока зависит не только от сопротивления артериол данной области, но и от уровня системного артериального давления. Артериальное же давление зависит от суммарного сопротивления сосудов всего тела.
Таким образом, в организме существует важная система ком-пенсаторных рефлексов, обеспечивающих относительную инвариантность общего периферического сопротивления, т. е. его независимость от «внутренних возмущений» местных изменений просвета сосудов. Без рефлекторного управления «по возмущению» система кровообращения была бы неустойчивой, так как все местные контуры не были бы связаны в единое целое и каждое местное расширение сосудов приводило бы к падению артериального давления.
Поскольку минутный объем сердца является производным частоты сердечных сокращений, следует рассмотреть факторы регуляции последней.
На частоту сердечных сокращений существенное влияние оказывает дыхание. Это влияние осуществляется блуждающим нервом. По данным Клайнса (Clynes, 1963), передаточная функция «дыхание—вагусный эффект» выглядит следующим обоазом:
Т1,2 —постоянные времени продолжительности первой и втрой фазы дыхательного рефлекса;S—оператор Лапласа. Величина передаточной функции позволяет определить частоту сердцебиения по частоте дыхания,
В схеме регуляции частоты сердечных сокращений различают две управляющие системы. В первой управляющей системе основную роль играют изменения тонуса блуждающего парасимпатического нерва, приводящие к изменению величины порогового потенциала
и крутизны деполяризации клеток синусного узла, задающего ритм сердечных сокращений. Второй контур управления ритмом сердечных сокращений обеспечивает поступление управляющих сигналов из спинного мозга по нерву симпатической системы.
Экстракардиальные воздействия на сердце осуществляются гуморальным и нервным путем. Эффективность гуморального канала ниже, чем нервного, однако надежность его функционирования выше благодаря более совершенному кодированию информации.
Система управления кровообращением, обусловленная симпатическим и блуждающим нервом, является более поздним приобретением, чем система гуморальных регуляций. Иннервация обеспечивает быстрые оперативные реакции на различные внешние воздействия короткой продолжительности. Команды, поступающие по нервным путям, обычно носят предварительный характер, подготавливая почву для наилучшего восприятия основной исполнительной команды, поступающей по гуморальным путям. Такое дублирование команд (наличие предварительной и исполнительной команды), очевидно, лежит в основе высокой надежности системы управления кровообращением, как и другими физиологическими функциями (В. В. Парин, Р. М. Баевский, 1966).
Одним из основных регулируемых параметров системы кровообращения является артериальное давление. Стабилизация нормальной величины артериального давления (14665—17332 Па— максимальное систолическое давление; 8666—11332 Па—минимальное диастолическое давление) обеспечивается рефлексами с барорецепторов, расположенных преимущественно в области дуги аорты, области каротидных синусов, устья полых вен. Эти баро-рецепторы афферентными нервными волокнами соединяются с сосудодвигательными нервными центрами продолговатого мозга, поддерживающими артериальное давление в пределах нормы. Любое отклонение величины артериального давления от нормы через аортальные и синокаротидные барорецепторы вызывает компен-саторные рефлексы, которые восстанавливают исходную величину артериального давления (Heymans, 1960).
Положение о саморегуляции артериального давления оспаривается В. М. Хаютиным (1964, 1967), который считает ведущим фактором в управлении системой кровообращения поиск и поддерживание оптимального режима работы сердца. Одним из доводов, приводимых автором, является известный факт сохранения повышенного артериального давления при слабом раздражении тканевых рецепторов в течение всего времени раздражения.
Очевидно, существует такой оптимальный режим сокращений сердца и величины периферического сопротивления, при котором сердце выбрасывает определенный объем крови при минимальной работе. По-видимому, регуляция кровяного давления заключается в поиске и обеспечении этого оптимального режима работы сердца.
При выполнении физической работы, когда увеличивается объем выталкиваемой в сосуды крови и артериальное давлениеnовышается до «гипертонического» уровня, механизм центральной регуля-ции продолжает поддерживать оптимальный режим работы орга-нов кровообращения, но показатели оптимальности изменяются.
Регулирующими сигналами в замкнутой многрконтурной систе-ме управления и стабилизации артериального давления могут быть гемодинамические сдвиги, возникающие в результате колебания частоты сердечных сокращений. Система, осуществляющая гоме-остаз артериального давления, состоит из двух подсистем, одна из которых контролирует величину артериального давления посредством действия парасимпатической нервной системы, на сопротивление сосудистого русла, вторая подсистема поддерживает артери-альное давление в заданных пределах, варьируя минутный объем путем изменения интенсивности тонического влияния блуждающего нерва на синусовый узел.
Кровоток в работающих мышцах возрастает при малых частотах раздражения пропорционально частоте циклов возбуждения. Осво-бождаемые при возбуждении клеток сосудорасширяющие вещества, передавая артериолам сигналы об уровне увеличения обмена, осу-ществляют управляющее воздействие на регулируемый параметр,
т. е. приводят просвет артериол в соответствие с уровнем обмена веществ. Второй ступенью регулирования является рефлеккторное сужение сосудов органов, соединенных с функционирующим. Благодаря этому артериальное давление может не изменяться, несмотря на расширение сосудов в отдельных участках тела. Тканевые рецепторы находятся в определенном возбужденном состоянии даже в недеятельных органах. Сигналы от этих рецепторов, поступая в сосудодвигательный центр, вызывают возникновение центробежной импульсации к сосудам, поддерживая сосуды всего тела в состоянии некоторой степени сужения.
В понятие авторегуляции кровообращения включается способность каждой ткани регулировать кровоток в соответствии со своими потребностями. Наличие местной обратной связи контролирует степень расширения сосудов в данной области. Большинство тканей автоматически увеличивает свой кровоток, когда концентрация 02 в них падает. Таким образом, основным возмущением, на которое реагирует механизм обратной связи, является уровень содержания О2 и СО2 в крови (GuytonA. 0., 1965).
Реакция расширения мелъчайших кровеносных сосудов осуществляется исключительно локальным механизмом при участии медиаторов, в первую очередь гистамина, который является важным фактором, обеспечивающим микроциркуляторный гомеостаз.

http://mirznanii.com/a/296092-2/upravlenie-v-sisteme-krovoobrashcheniya-2

Вариабельность сердечного ритма. Часть 1. Введение.

В данной статье мы расскажем, что такое вариабельность сердечного ритма, что на нее влияет, как ее измерить и что делать с полученными данными.

Наше сердце — это не просто насос. Это очень сложный, центр обработки информации, который общается с головным мозгом с помощью нервной и гормональной системы, а также другими путям . В статьях [1, 2] доступно обширное описание и схемы взаимодействия сердца с головным мозгом.
И мы так же не управляем нашим сердцем, его автономность обусловлена работой синусового узла — который запускает сокращение сердечной мышцы. Он обладает автоматизмом, то есть самопроизвольно возбуждается и запускает распространение потенциала действия по миокарду, что вызывает сокращение сердца.

Синусовый узел тоже работает сам по себе, несмотря на то, что на нем сказывается работа всего организма — центральной нервной система, вегетативной (автономной) нервной система (ВНС), а также различных гуморальных и рефлекторных воздействий.
Рисунок 3. Двухконтурная модель регуляции сердечного ритма (по Баевскому Р.М., 1979 г.) CCC — сердечно-сосудистая система.
Автономный контур регуляции состоит из синусового узла, который непосредственно связан с сердечно-сосудистой системой (ССС) и через нее с системой дыхания (С.д.) и нервными центрами, обеспечивающими рефлекторную регуляцию дыхания и кровообращения. Непосредственное воздействие на клетки синусового узла оказывают блуждающие нервы (V).
Центральный контур регуляции воздействует на синусовый узел через симпатические нервы (S) и гуморальный канал регуляции (г.к.), либо изменяет центральный тонус ядер блуждающих нервов имеет более сложную структуру, он состоит из 3 уровней, в зависимости от выполняемых функций.
Уровень В: центральный контур управления сердечным ритмом, обеспечивает “внутрисистемный” гомеостаз через симпатическую систему.
Уровень Б: обеспечивает межсистемный гомеостаз, между различными системами организма с помощью нервных клеток и гуморально ( с помощью гормонов).
Уровень А: обеспечивает адаптацию с внешней средой с помощью центральной нервной системы.
Эффективная адаптация происходит с минимальным участием высших уровней управления, то есть за счет автономного контура. Чем больше вклад центральных контуров тем сложней и “дороже” организму адаптироваться.
На записи ЭКГ это выглядит примерно так:
Рисунок 5. Вариабельность сердечного ритма
На этом наша вводная часть закончена, далее мы расскажем как получить данные, что с ними делать, как интерпретировать, какие возникают трудности и как все это применять в тренировочном процессе.
Так как нам интересна работа всех регуляторных систем организма, а она отображается на работе синусового узла, крайне важно исключить из рассмотрения результаты действия других центров возбуждения, действие которых для наших целей будет являться помехой.
Поэтому крайне важно чтобы сокращение сердца запускал именно синусовый узел. На ЭКГ это будет проявляться в виде зубца P (отмечен красным цветом) ( см. рисунок 6)
Для записи вариабельности сердечного ритма необходим пульсометр, который выдает данные о вариабельности сердечного ритма, например Polar H7. Этого вполне достаточно чтобы получить точные цифры [5, 6] и свежая статья где сравнивает запись с камеры телефона [7]
Возможны различные дефекты записи из-за:

  • различных мыслей
  • Выбираем любое программное обеспечение для записи и анализа вариабельности сердечного ритма, которое вам нравится. Об этом, позже, будет отдельная статья.
    Стараемся исключить все отвлекающие факторы, наша задача в идеале делать все замеры в одно и тоже время и в одном и том же комфортном для нас месте. Также рекомендую встать с кровати, сделать необходимые (утренние) процедуры и вернуться назад — это уменьшить шанс уснуть во время записи, что периодически случается. Полежать еще пару минут и включить запись. Чем продолжительней запись тем более она информативна. Для коротких записей обычно достаточно 5 минут. Есть еще варианты записи 256 RR интервалов [8, 9]. Хотя можно встретить и попытки оценить ваше состояние и по более коротким записям. Мы используем 10 минутную запись, хотя хотелось бы и побольше…Более длинная запись будет содержать больше информации о состоянии организма.
    И так, мы получили массив RR интервалов, который выглядит примерно так: рисунок 7:
    Рисунок 7. 10 минутная утренняя запись вариабельности сердечного ритма.
    Перед началом анализа нужно исключить из исходных данных артефакты и шумы (экстрасистолы, аритмии, дефекты записи и т.д.). Если это нельзя сделать, то такие данные не годятся, вероятней всего показатели будут либо завышены, либо занижены.
    Далее разберем основные показатели для оценки состояния организма.
    Методы временной области
    Вариабельность сердечного ритма может быть оценена различными способами. Один из самых простых способов — это оценить статистическую изменчивость последовательности RR интервалов, для этого используют статистический метод. Это позволяет количественно оценить вариабельность в определенном промежутке времени.
    SDNN — стандартное отклонение всех нормальных (синусовых, NN) интервалов от среднего значения. Отражает общую вариабельность всего спектра, коррелирует с общей мощностью (TP), в большей степени зависит от низкочастотной составляющей. Также любое ваше движение во времени записи обязательно отразится на этом показателе. Один из основных показателей, оценивающий механизмы регуляции.
    В статье [10] пытаются найти корреляцию этого показателя с VO2Max.
    NN50 — количество пар последовательных интервалов, которые отличаются друг от друга более чем на 50 мс.
    pNN50 — % NN50 интервалов от общего количества всех NN интервалов. Говорит о активности парасимпатической системы.
    RMSSD — так же как и pNN50 свидетельствует в основном о активности парасимпатической системы [11]. Измеряется как квадратный корень из средних квадратов разностей смежных NN интервалов.
    Авторы [12, 13] считают RMSSD и его производные одни из самых удобных параметров для оценки состояния спортсменов.
    А работе [14] оценивают динамику подготовки триатлетов на основе RMSSD и ln RMSSD за 32 недели.
    Также этот показатель коррелирует с состоянием иммунной системы [15].
    CV(SDNN/R-Rср) — коэффициент вариации, позволяет оценивать влияния ЧСС на вариабельность.
    Для наглядности прикрепил файл с динамикой некоторых показателей, указанных выше, в период до и после полумарафона который был 5.11.2017.
    Если внимательно посмотреть на запись вариабельности, то можно увидеть что она меняется волнообразно (см. Рис.
    Рис. 8 . Волнообразная структура сердечного ритма собаки =) Исключительно для большей наглядности
    Чтобы оценить эти волны надо преобразовать это все в другой вид с помощью преобразования Фурье (на рис. 9 продемонстрировано применение преобразования Фурье).
    Рисунок 9. Преобразование Фурье.
    Теперь мы можем, оценить мощность этих волн и сравнить их между собой см.
    Рисунок 10. Спектральный анализ ВСР
    Далее мы будем использовать следующий показатели :
    HF (High Frequency) — мощность высокочастотной области спектра, диапазон от 0.15 Гц до 0.4 Гц, что соответствует периоду между 2.5 сек и 7 сек. Этот показатель отражает работу парасимпатической системы. Основной медиатор — ацетилхолин, который достаточно быстро разрушается. HF отражает наше дыхание. Точнее дыхательную волну — во время вдоха интервал между сокращениями сердца уменьшается, а во время выдоха увеличивается [16].
    С этим показателем все “хорошо”, есть много научных статей доказывающие его взаимосвязь с парасимпатической системой.
    LF (Low Frequency) — мощность низкочастотной части спектра, медленные волны, диапазон от 0.04 Гц до 0.15 Гц, что соответствует периоду между 7 сек и 25 сек. Основной медиатор — норадреналин. LF отражает работу симпатической системы.
    В отличие от HF тут все сложней, не совсем ясно, действительно ли он отражает симпатическую систему. Хотя в случаи 24 часового мониторинга это подтверждается следующим исследованием [17]. Однако в большой статье [18] говорится о сложности интерпретации и даже опровергается связь этого показателя с симпатической системой.
    LF/HF — отражает баланс симпатического и парасимпатического отделов ВНС.
    VLF (Very Low Frequency) — очень медленные волны, с частотой до 0.04 Гц. Период между 25 до 300 сек. До сих пор не ясно, что он отображает, особенно на 5 мин записях. Есть статьи, в которых видна корреляция с циркадными ритмами и температурой тела. У здоровых людей наблюдается увеличение мощности VLF, которое происходит ночью и пики перед пробуждением [19]. Это увеличение автономной активности, по-видимому, коррелирует с пиком утреннего кортизола.
    В статье [20] пытаются найти корреляцию этого показателя с депрессивным состоянием. Кроме того, малая мощность в этой полосе была связана с сильным воспалением [21, 22].
    Анализировать VLF можно лишь при длительных записях.
    TP (Total Power) — общая мощность всех волн с частотой в диапазоне от 0,0033 Гц до 0.40 Гц.
    HFL — новый показатель, базирующийся на динамическом сравнении HF и LF составляющих вариабельности сердечного ритма. Показатель HLF позволяет характеризовать в динамике вегетативный баланс симпатической и парасимпатической систем. Увеличение этого показателя свидетельствовало о преобладании парасимпатической регуляции в механизмах адаптации, снижение показателя говорило о включение симпатической регуляции.
    А вот так выглядит динамика, в период выступления на полумарафоне, показателей, обозначенных выше:
    В следующей части статьи мы сделаем обзор различных приложений для оценки вариабельности сердечного ритма и потом перейдем непосредственно к практике.
    2. Armour, J.A. and J.L. Ardell, eds. Neurocardiology., Oxford University Press: New York. The little brain on the heart, 1994. [ PDF ]
    3. Баевский Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. “Медицина”, 1979.
    4.Fred Shaffer, Rollin McCraty and Christopher L. Zerr. A healthy heart is not a metronome: an integrative review of the heart\’s anatomy and heart rate variability, 2014. [ NCBI ]
    5. Vanderlei L C, Silva R A, Pastre C M, Azevedo F M, and Godoy M F, Comparison of the Polar S810i monitor and the ECG for the analysis of heart rate variability in the time and frequency domains, Braz. J. Med. Biol. Res., 2008.[ Scielo ]
    6. Nunan D, Jakovljevic G, Donovan G, Hodges L D, Sandercock G R, and Brodie D A, Levels of agreement for RR intervals and short-term heart rate variability obtained from the Polar S810 and an alternative system, Eur. J. Appl. Physiol, 2008, 103(5): 529–537.
    7. Plews DJ, Scott B, Altini M, Wood M, Kilding AE, Laursen PB, Comparison of Heart-Rate-Variability Recording With Smartphone Photoplethysmography, Polar H7 Chest Strap, and Electrocardiography, 2017. [ NCBI ]
    8. Boulos M., Barron S., Nicolski E., Markiewicz W. Power spectral analysis of heart rate variability during upright tilt test: a comparison of patients with syncope and normal subjects. Cardiology, 1996; 87:1, 28.
    9. Kouakam C., Lacroix D., Zghal N., Logier R., Klug D., Le Franc P., Jarwe M., Kacet S. Inadequate sympathovagal balance in response to orthostatism in patients with unexplained syncope and a positive head up tilt test. Heart 1999 Sep; 82(3):312-8
    10. Arsalan Aslani, Amir Aslani,1 Jalal Kheirkhah,2 and Vahid Sobhani, Cardio-pulmonary fitness test by ultra-short heart rate variability , 2011. [ PubMed ]
    11. Berntson GG, Lozano DL, Chen YJ., Filter properties of root mean square successive difference (RMSSD) for heart rate, 2005. [ PubMed ]
    12. Buchheit M., Monitoring training status with HR measures: do all roads lead to Rome?, 2014. [ PubMed ]
    13. Laurent Schmitt, Jacques Regnard, and Gregoire P. Millet, Monitoring Fatigue Status with HRV Measures in Elite Athletes: An Avenue Beyond RMSSD?, 2015. [ PubMed ]
    14. Stanley J, D\’Auria S, Buchheit M.Cardiac parasympathetic activity and race performance: an elite triathlete case study., 2015. [ PubMed ]
    15. German Hernandez Cruz, Jose Naranjo Orellana, Adrian Rosas Taraco, and Blanca Rangel Colmenero, Leukocyte Populations are Associated with Heart Rate Variability After a Triathlon, 2016. [ PubMed ]
    16. Eckberg, D.L., Human sinus arrhythmia as an index of vagal outflow. Journal of Applied Physiology, 1983. 54: p. 961-966.
    17. Axelrod, S., et al., Spectral analysis of fluctuations in heart rate: An objective evaluation. Nephron, 1987. 45: p. 202-206
    .
    18. George E. Billman, The LF/HF ratio does not accurately measure cardiac sympatho-vagal balance, 2013
    19. Huikuri H.V., et al., Circadian rhythms of frequency domain measures of heart rate variability in healthy subjects and patients with coronary artery disease. Effects of arousal and upright posture, 1994
    20. Julia D. Blood , Jia Wu, Tara M. Chaplin, Rebecca Hommer, Lauren Vazquez, Helena J.V. Rutherford, Linda C. Mayes, and Michael J. Crowleyb,, The variable heart: High frequency and very low frequency correlates of depressive symptoms in children and adolescents, 2015. [ PubMed ]
    21. Lampert, R., Bremner JD, Su S, Miller A, Lee F, Cheema F, Goldberg J, Vaccarino V. Decreased heart rate variability is associated with higher levels of inflammation in middle-aged men., 2008. [ PubMed ]
    22. Carney RM, Freedland KE, Stein PK, Miller GE, Steinmeyer B, Rich MW, Duntley SP., Heart rate variability and markers of inflammation and coagulation in depressed patients with coronary heart disease, 2007. [ PubMed ]
    23. Task Force of the European Society of Cardiology and the North American Society of Pacing and Electrophysiology. Heart Rate Variability. Standarts of Measurements, Physiological Interpretation, and Clinical Use. Circulation, 1996; 93:1043.

    http://www.trilife.ru/blogs/7958/variabelnost-serdechnogo-ritma/

    Ритм сердца в покое у лыжников высшей квалификации

    Е. А. Савенкова, Е. В. Калинин, В. Н. Селуянов
    НИИ проблем спорта, РГУФК

    Измерение ритма сердца один из наиболее популярных методов оценки состояния сердечно-сосудистой системы. В настоящее время существует множество приборов, например, пульсометры фирмы ?Polar?.
    Для анализа результатов измерения Р. М. Баевским (1968) предложена концептуальная модель управления сердечно-сосудистой системой.
    Модель включает два контура управления — автономный и центральный. Автономный контур Р. М. Баевский связывают с управлением синусового узла. Модуляторный центр сердечно-сосудистой системы в продолговатом мозге обеспечивает регуляцию артериального давления, минутного объема кровообращения.
    Центральный корректирует работу автономного контура. Анатомическим представителем его можно считать гипоталамус и высшие отделы центральной нервной системы, коры мозга.
    Имитационное моделирование, игра с моделью, выполненная Р. М. Баевским, показала, что медленные волны связаны с работой подкорковых центров, а дыхательные волны с изменением активации центров продолговатого мозга.
    Очевидно, что такой подход весьма ограничен, поскольку не учитывает связи сердечно-сосудистой системы с другими системами организма человека. В связи с этим следует дополнить известную модель новыми компонентами — дыхательной системой и мышечным аппаратом. В этом случае представление о процессе управления ритмом сердца существенно меняется.
    Гипотеза или имитационное моделирование процесса регулирования ритма сердца в покое и при выполнении физического упражнения описывается в соответствии с заданными начальными условиями.
    Предположим, что испытуемый находится в состоянии покоя, в этом случае организм в целом тратит энергию, митохондрии ресинтезируют молекулы АТФ, потребляют кислород и образуют углекислый газ и воду. Поэтому с венозной кровью к сердцу поступает кровь насыщенная углекислым газом, в легких происходит диффузия углекислого газа в альвеолярный воздух, а кислорода из альвеолярного воздуха в кровь. Однако, ритм работы сердца и ритм работы дыхательной системы не совпадают. В результате к концу выдоха, перед вдохом, в крови, отходящей от легких, увеличивается доля углекислого газа. Эта порция крови проходит в сердце и затем, по аортальной системе сосудов, в продолговатый мозг и вызывает активизацию модулярного центра сердечно-сосудистой системы. Поэтому у спортсменов высшей квалификации с ЧСС покоя 40–50 уд/мин и частотой дыхания 6–8 циклов в минуту наблюдается ярко выраженная дыхательная аритмия. В случае дополнительных стимулирующих воздействий со стороны центрального контура регуляции или пережатии нервных корешков на уровне грудных отделов спинного мозга реакция на изменение газового состава крови становится минимальной.
    В связи с новой интерпретацией фактов требуется иной способ статистической обработки данных о ритме сердца. При регистрации ритма сердца в состоянии покоя (утром) у лыжника мастера спорта международного класса на спектрограмме отмечается не классическая форма нормального закона распределения R-R интервалов. На диаграмме можно выделить две модальности. Первая модальность связана с набором R-R интервалов в момент вдоха и начала выдоха, вторая модальность со вдохом, выдохом и задержкой дыхания перед вдохом. Следовательно, проводить статистический анализ для всего ряда R-R интервалов некорректно.
    Цель настоящей работы выполнить анализ R-R интервалов у спортсменов высшей квалификации в покое и найти статистически корректный способ представления экспериментальных данных.
    Методика. В эксперименте приняли участие мастера спорта международного класса, лыжники (n=22), при проведении учебно-тренировочного сбора в подготовительном периоде. Каждое утро и вечером в положении лежа измеряли ЧСС с помощью пульсометра фирмы Polar (NV vantage) в течение 2 мин. (200 R-R интервалов).

    Результаты

    В табл. 1 и 2 представлены значения R-R интервалов у спортсмена —лыжника утром и вечером после тренировки.
    Таблица 1. Значения R-R интервалов по утрам у МСМК Щ.

    http://mipt.ru/education/chair/sport/science/physiology/work-26

    Нормативы показателей вариабельности сердечного ритма у исследуемых 16-21 года с разными преобладающими типами вегетативной регуляции Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

    Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Шлык Наталья Ивановна, Зуфарова Эльвира Ильдаровна

    Представлен новый подход к оценке типов вегетативной регуляции по данным анализа вариабельности сердечного ритма (ВСР). Впервые разработаны нормативы показателей ВСР для разных типов вегетативной регуляции у исследуемых 16-21 года.

    Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Шлык Наталья Ивановна, Зуфарова Эльвира Ильдаровна,

    Qualifying standards of heart rate variability for 16-21 years old testees with different prevalent types of autonomic regulation of heart

    The article introduces a new approach to the evaluation of types of autonomic regulation of heart which are based on the analysis findings of heart rate variability. It was the first time when qualifying standards of heart rate variability for 16-21 years old testees with different types of autonomic regulation of heart were developed.

    Текст научной работы на тему «Нормативы показателей вариабельности сердечного ритма у исследуемых 16-21 года с разными преобладающими типами вегетативной регуляции»

    УДК 796.01:612(045) Н.И. Шлык, Э.И. Зуфарова
    НОРМАТИВЫ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ СЕРДЕЧНОГО РИТМА У ИССЛЕДУЕМЫХ 16-21 ГОДА С РАЗНЫМИ ПРЕОБЛАДАЮЩИМИ ТИПАМИ ВЕГЕТАТИВНОЙ РЕГУЛЯЦИИ
    Представлен новый подход к оценке типов вегетативной регуляции по данным анализа вариабельности сердечного ритма (ВСР). Впервые разработаны нормативы показателей ВСР для разных типов вегетативной регуляции у исследуемых 16-21 года.
    Ключевые слова: вариабельность сердечного ритма, преобладающий тип вегетативной регуляции, возраст 16-21 год, нормативы показателей ВСР.
    Интерес к исследованиям регуляции системы кровообращения во всем мире достаточно велик, поскольку вегетативные дисфункции лежат в основе возникновения многих заболеваний. Ранее проведенные нами многолетние исследования индивидуально-типологических особенностей вегетативной регуляции сердечного ритма у одних и тех же детей в возрасте от 2 до 15 лет показали, что процессы созревания регуляторных систем у детей одного возраста происходят неодинаково: у одних преобладают центральные механизмы регуляции сердечного ритма (центральный тип регуляции), а у других автономные (автономный тип регуляции) [1-7]. Для исследования и оценки преобладающих типов вегетативной регуляции используется метод анализа вариабельности сердечного ритма (ВСР) -современный, общепринятый индикатор функционального состояния различных звеньев регулятор-ного механизма, который начал развиваться в космической медицине и в настоящее время получил широкое распространение во всем мире [8; 9].
    Характерной особенностью этого метода является его неспецифичность по отношению к нозологическим формам патологии и высокая чувствительность к самым разнообразным внутренним и внешним воздействиям. Метод основан на распознавании и измерении временных интервалов между R-R-интервалами электрокардиограммы, построении динамических рядов кардиоинтервалограммы и последующем анализе полученных числовых рядов различными математическими методами. Здесь простота регистрации кардиоинтервалограммы сочетается с возможностью извлечения из получаемых данных обширной и разнообразной информации о нейрогуморальной регуляции физиологических функций и адаптационных реакциях целостного организма [9; 10].
    В то же время большинство российских исследователей в своих работах не учитывают огромный вклад отечественных ученых и пользуются стандартами измерений и «физиологической интерпретацией показателей ВСР», предложенными в 1996 г. Европейским и Североамериканским кардиологическими обществами [10]. Как показывает анализ большинства публикаций в Российских научных журналах, материалов многих конференций, симпозиумов и конгрессов, исследования отечественных ученых в области анализа ВСР не только не отстают от западных, но и во многих разделах опережают их. Отличие подходов отечественных ученых состоит в том, что анализ ВСР рассматривается ими как метод оценки переменных во времени интегральных характеристик функциональных систем, регулирующих работу сердца и других параметров кровообращения, индикатора адаптационно-приспособительных процессов не только по отношению к сердечно-сосудистой системе, но и к организму в целом [2; 9; 11-13].
    Наиболее простая двухконтурная модель регуляции сердечного ритма, разработанная Р.М. Ба-евским (1979 г.), основывается на схеме, представляющей собой два уровня: центральный и автономный, с прямой и обратной связью.
    Считается, что автономный контур регуляции отвечает за дыхательную цикличность сердечного ритма, а центральный — за недыхательную. Рабочими структурами автономного контура (или контура парасимпатической регуляции) являются синусовый узел, блуждающий нерв и его ядра в продолговатом мозге.
    Центральный контур регуляции синусового ритма включает в себя многочисленные звенья подкорковых центров продолговатого мозга до гипоталямо-гипофизарного уровня и коры головного мозга. Он осуществляет симпатоадреналовую регуляцию ритма сердца и характеризуется медленноволновой составляющей спектра ВСР. Прямая связь между центральным и автономным контурами осуществля-
    ется через нервные и гуморальные связи. Обратная связь осуществляется афферентной импульсацией с барорецепторов сердца и сосудов, хеморецепторов, рецепторов различных органов и тканей.
    Используя представления о двухконтурной модели управления сердечным ритмом, нами выделено четыре типа вегетативной регуляции: два с преобладанием центрального контура управления (с умеренным (I тип) и выраженным (II тип) преобладанием) и два с преобладанием автономного контура управления (с умеренным (III тип) и выраженным (IV тип) преобладанием) [2]. Взяв за основу предложенной нами классификации не отделы вегетативной нервной системы (симпатический и парасимпатический), а центральный и автономный контуры вегетативного управления физиологическими функциями, тем самым мы подчеркиваем участие в процессах вегетативной регуляции многих звеньев единого регуляторного механизма. Это, по существу, системный подход к рассмотрению сложнейшего механизма регуляции физиологических функций, о котором можно судить по данным анализа ВСР. Выделение в качестве оптимального типа вегетативной регуляции умеренного преобладания автономной регуляции (III тип) подтверждает известное положение о том, что именно управляемая саморегуляция позволяет достигнуть оптимума без перенапряжения системы управления. Включение в процесс управления центрального контура дестабилизирует управляемую систему (организм), особенно когда выражена высокая активность центрального контура, который полностью подавляет процессы саморегуляции [2; 9].
    На основании многолетних исследований ВСР было установлено, что для поддержания нормального уровня функционирования сердечно-сосудистой системы организм детей с центральным типом регуляции затрачивает постоянно больше усилий, нежели у детей с автономным типом регуляции.
    У детей с центральным типом регуляции существенно ниже функциональные и адаптационные возможности организма и имеются различные дизрегуляторные проявления, особенно при выраженной централизации (II тип). Установленный тип регуляции у каждого индивидуума сохраняется (в определенном для каждого типа диапазоне показателей ВСР) и изменяется лишь при различных неблагоприятных воздействиях на организм (стресс, физические и умственные перегрузки, техногенные влияния, болезни).
    Сохранение типа регуляции дает основание предположить наличие генетической детерминированности типов регуляции сердечного ритма. Известно, что генетически обусловленные качества организма в детском возрасте тесно взаимодействуют с приобретенными в процессе жизни. Речь идет о долгосрочном прогнозировании развития организма и управлении динамическим здоровьем у индивидуумов с разными типами вегетативной регуляции. Поэтому важно посмотреть на вегетативное обеспечение системы кровообращения и как на генетический фактор риска развития патологии сердечно-сосудистой системы у детей с центральным типом регуляции сердечного ритма [1; 2].
    Для детей с IV типом регуляции характерна выраженная вариабельность сердечного ритма, которая определяется существенным преобладанием парасимпатических влияний на сердечный ритм и резко сниженной активностью симпатических центров сосудистой регуляции, что указывает на несовершенство центральной регуляции и вегетативные дисфункции.
    При этом типе регуляции следует различать физиологический и патологический характер. Разброс значений MxDMn за пределами 530 мс объясняется не только выраженным включением автономной регуляции, но и смещением водителя ритма или развитием СА-блокады I степени.
    Доказано, что выявление типологических особенностей вегетативной регуляции сердечного ритма указывают на то, что функциональные и адаптационные возможности организма индивидуальны и реализуются у детей с различным включением регуляторных систем, что позволяет прогнозировать эти возможности и управлять динамическим уровнем здоровья [1-4].
    Полученные нами данные подтверждают чрезвычайно высокую чувствительность регулятор-ных систем, которая отражается на показателях ВСР. Нами установлено, что усреднение показателей ВСР у исследуемых с разными преобладающими типами вегетативной регуляции ведет к ложной интерпретации полученных данных ВСР и, как следствие, к искажению трактовки изучаемых процессов в организме, а значит и к дискредитации этого метода.
    Многолетние исследования и анализ ВСР у детей возрастных групп от 7 до 15 лет позволили нам составить нормативы показателей ВСР для разных типов вегетативной регуляции. Для каждого типа регуляции установлен определенный диапазон показателей ВСР [1; 4].
    Целью данной работы явилось исследование и анализ ВСР в возрастных группах от 16 до 21 года и на этой основе разработка нормативов показателей ВСР для каждого типа вегетативной регуляции.
    Материалы и методы исследований
    При проведении исследований ВСР регистрация ЭКГ-сигнала осуществлялась в положении лежа во II стандартном отведении в течение 5 минут с использованием комплекса «Варикард 2.51» и программы «Иским-6». При анализе вариабельности сердечного ритма (ВСР) учитывались рекомендации Европейского кардиологического и Североамериканского электрофизиологических обществ (1996) и группы Российских экспертов (2002). Нами анализировались временные MxDMn,
    RMSSD, р№450, SDNN, АМо50, SI) и спектральные (ТР, ОТ, LF, VLF, ULF) показатели ВСР. Преобладающий тип вегетативной регуляции определялся по данным анализа ВСР согласно предложенной нами классификации [2], в которой для экспресс-оценки преобладающего типа вегетативной регуляции за основу берутся количественные критерии ВСР SI и VLF. Умеренному преобладанию центральной регуляции соответствуют значения SI>100 усл. ед., VLF>240 мс2. Для выраженного преобладания центральной регуляции — SI>100 усл. ед., VLF 30 и 240 мс2; выраженному преобладанию автономной регуляции — SI 240 мс2, ТР>8000 мс2.
    При этом необходимо учитывать, что резкое увеличение суммарной мощности спектра ТР (более 20 000 мс2) и резкое снижение SI (меньше 10 усл. ед.) свидетельствуют о нарушении работы синусового узла сердца.
    Исследования и анализ ВСР проводились у 508 человек в возрасте от 16 до 21 года. При проведении исследований соблюдались биоэтические нормы.
    Статистическая обработка результатов исследования ВСР при разных типах регуляции проводилась с использованием ^критерия Стьюдента. Достоверными считались различия при уровне значимости не ниже 95 % (Р (N1 с м, Рч\» ? LF% VLF%
    16 лет M 80* 232* 151* 1975* 440* 605* 389* 541 24* 30 20* 26*
    ±m ±3 ±17 ±19 ±223 ±29 ±131 ±54 ±134 ±2 ±4 ±2 ±5
    17 лет M 79 209* 170* 1921* 482* 550* 451 437 25 29 24* 23
    ±m ±6 ±11 ±37 ±210 ±137 ±76 ±58 ±93 ±6 ±3 ±2 ±4
    18 лет M 75 222* 146* 1583* 384* 583* 366* 250* 23* 38 25* 14
    с ±m ±3 ±12 ±11 ±151 ±80 ±54 ±15 ±75 ±3 ±2 ±3 ±3
    нн 19 лет M 81* 237* 142* 1556* 393* 489* 364* 311* 25* 32 24* 19*
    ±m ±2 ±10 ±11 ±107 ±55 ±55 ±36 ±61 ±3 ±3 ±3 ±3
    20 лет M 76* 208* 173* 1513* 336* 499* 353* 324* 22* 32 25* 21
    ±m ±3 ±9 ±14 ±176 ±61 ±85 ±29 ±68 ±3 ±3 ±2 ±3
    21 год M 79* 219* 155* 1948* 429* 638* 283* 596 22* 33 15 31*
    ±m ±5 ±4 ±16 ±17 ±78 ±49 ±15 ±61 ±4 ±3 ±1 ±3
    16 лет M 82 185* 241* 1247* 454* 381* 187* 224* 38 28 17 18*
    ±m ±6 ±22 ±45 ±298 ±90 ±156 ±13 ±53 ±4 ±5 ±2 ±1
    17 лет M 86* 153* 430* 826* 295* 274* 109* 149* 25 34 19 23
    ±m ±3 ±13 ±63 ±179 ±111 ±58 ±15 ±28 ±5 ±3 ±3 ±3
    18 лет M 89* 162* 410* 819* 291* 257* 99* 173* 28* 34 15 23*
    С ±m ±2 ±11 ±37 ±92 ±53 ±30 ±8 ±27 ±3 ±2 ±1 ±2
    Н нн нн 19 лет M 88* 161* 392* 818* 270* 298* 108* 142* 29* 35 16* 20
    ±m ±1 ±7 ±37 ±74 ±36 ±36 ±8 ±18 ±2 ±2 ±1 ±2
    20 лет M 78* 184* 265* 1033* 375* 367* 119* 173* 33* 34* 14 18
    ±m ±2 ±7 ±32 ±81 ±43 ±42 ±7 ±19 ±2 ±2 ±1 ±2
    21 год M 75* 182* 219* 1154* 439* 365* 142* 207* 38 32 13 17
    ±m ±2 ±8 ±22 ±100 ±50 ±44 ±14 ±36 ±3 ±2 ±1 ±2
    16 лет М 71 323 63 3880 1615 1189 532 543 42 31 14 14
    ±т ±1 ±7 ±3 ±207 ±124 ±87 ±40 ±67 ±2 ±2 ±1 ±1
    17 лет М 76 323 63 3769 1430 1053 499 787 35 30 15 19
    ±т ±3 ±13 ±5 ±558 ±395 ±141 ±70 ±179 ±5 ±3 ±3 ±2
    в 18 лет М 69 380 51 4635 1918 1656 536 524 38 37 13 12
    Н ±т ±2 ±20 ±5 ±471 ±364 ±164 ±49 ±86 ±3 ±3 ±1 ±2
    нн нч 19 лет М 68 378 50 4355 1725 1488 498 644 37 34 13 16
    ±т ±1 ±15 ±3 ±343 ±267 ±151 ±36 ±103 ±3 ±2 ±1 ±2
    20 лет М 61 359 48 4483 1956 1359 509 659 43 29 14 15
    ±т ±1 ±10 ±3 ±324 ±160 ±169 ±28 ±99 ±2 ±2 ±1 ±1
    21 год М 61 363 48 4345 1907 1292 490 656 43 29 13 15
    ±т ±1 ±14 ±4 ±332 ±198 ±174 ±36 ±112 ±2 ±2 ±1 ±2
    16 лет М 62* 537* 18* 11030* 6467* 2750* 884* 928 58* 25 8* 9
    ±т ±3 ±35 ±2 ±1576 ±1075 ±446 ±134 ±207 ±4 ±2 ±1 ±2
    17 лет М 70 466* 26* 8513* 5963* 1173 512 866 72* 13* 6* 9
    ±т ±6 ±41 ±2 ±1317 ±135 ±483 ±343 ±626 ±13 ±4 ±3 ±6
    в 18 лет М 63* 527* 21* 10934* 6693* 2315 729 1196 58* 23* 8* 12
    Н ±т ±2 ±30 ±2 ±1392 ±1457 ±386 ±85 ±334 ±5 ±4 ±1 ±3
    19 лет М 60* 554* 19* 7508* 3311 2141* 882* 1173 40 29 14 17
    ±т ±3 ±21 ±1 ±971 ±766 ±241 ±105 ±251 ±5 ±2 ±3 ±3
    20 лет М 56* 551* 17* 10333* 3546* 3878* 1441* 1468* 37 37* 13 13
    ±т ±1 ±19 ±1 ±955 ±337 ±526 ±264 ±351 ±3 ±3 ±1 ±2
    21 год М 54* 538* 19* 10319* 3542* 3143* 1094* 2541* 40 31 10 18
    ±т ±1 ±20 ±1 ±1231 ±347 ±395 ±249 ±855 ±4 ±3 ±1 ±4
    достоверные различия показателей относительно
    II группы при р 18000 мс2) и НF% (>70%) на фоне нормокардии или брадикардии нужно трактовать как несовершенство или дисфункцию в состоянии регуляторных механизмов.
    Кроме того, у исследуемых с избыточной парасимпатической активностью (IV тип) часто встречаемые аритмии могут быть связаны и с множеством других причин. На этот вопрос должны дать ответ кардиологи после тщательных клинических исследований. Наши исследования еще раз подтверждают, что простота и быстрота оценки результатов ВСР делают данный метод важным для оперативного контроля вероятности патологических состояний.
    Многочисленные клинические наблюдения о роли дисфункции центральной и вегетативной нервной системы в возникновении аритмий подтверждены экспериментальными исследованиями, доказывающими, что раздражение гипоталамуса и ствола мозга может развивать различные аритмии [11]. Очагам хронической инфекции независимо от возраста также придается определенное значение в возникновении аритмий [14].
    К другим факторам, провоцирующим вегетативные дисфункции, относят гиподинамию, чрезмерные физические нагрузки, неблагоприятные или резко меняющиеся техногенные влияния, аллергию и т. д. Показано, что эмоции, депрессии, фобии также сопровождаются выраженными сдвигами парасимпатического звена [8; 9].
    Таким образом, выявленные нами типологические особенности вегетативной регуляции сердечного ритма у исследуемых 16-21 года указывают, что функциональные возможности организма
    индивидуальны и осуществляются у разных людей включением разных звеньев кардиорегуляторных систем. Эти данные согласуются с исследованиями ВСР, полученные нами у детей 7-15 лет [2].
    Изменения показателей ВСР возрастных групп от 16 до 21 года у лиц с разными типами вегетативной регуляции лучше просматривается на рис.1. Согласно этому рисунку у исследуемых с умеренным преобладанием центральной регуляции (I тип) с увеличением возраста не наблюдается четкой закономерности в изменении показателей ВСР. У исследуемых со II типом наиболее выражено напряжение регуляторных систем в 17, 18 и 19 лет (больше ЧСС, больше S

    Добавить комментарий

    1serdce.pro
    Adblock detector